Американские иноагенты – как в США работает закон FARA?

14 июня ЕСПЧ вынес постановление по делу российских иноагентов – своим решением Суд констатировал нарушение Россией ст. 11 ЕКПЧ (свобода собраний и объединений) в свете ст. 10 (свобода выражения мнения).

Постановление несколько раз ссылается на письменные соображения, направленные Институтом в ЕСПЧ в 2017 году по этому делу – отдельного внимания заслужила часть, в которой наши юристы сравнивают американский Foreign Agents Registration Act (FARA) и российское регулирование НКО-иноагентов. Почему нельзя согласиться с тезисом о том, что эти законы зеркальны?

В Америке бремя доказывания иноагентства лежит на государстве, а его стандарты очень высоки. FARA в отличие от Закона об иноагентах требует от правительства доказать, что лицо (а) действует «по приказу, просьбе, под руководством или контролем иностранного принципала» и (b) в его интересах. «Политическая деятельность» в FARA понимается как лоббистская, т.е. как прямое взаимодействие с должностными лицами США от имени клиента по вопросам внесения изменений в законодательство США, осуществления государственных программ и утверждения каких-либо лиц на государственные посты.

Организации гражданского общества США, осуществляющие деятельность в сферах прав человека, демократии, верховенства права и соцпомощи и получающие иностранное финансирование, не подлежат регистрации как иноагенты.

В текущем реестре FARA значатся коммерческие структуры и иные представительства иностранных государств и международных организаций, а также рекламные и лоббистские агентства, открыто декларирующие в качестве основной цели оказание услуг по продвижению интересов своего принципала.

А что на практике?

В деле Irish Northern Aid Committee (1981) суд признал Ирландский комитет помощи Северу «иностранным агентом», а Временную ирландскую республиканскую армию – его «иностранным принципалом». Суд указал, что Комитет был создан ИРА и по её прямому указанию осуществлял сбор средств на территории США на гуманитарные и военные нужды ирландского республиканского движения.

В деле Irish People (1986), американский суд, напротив, отказался признать газету The Irish People агентом Комитета и «иностранным агентом» ИРА. Даже с учётом того, что Комитет предоставлял финансовую поддержку газете, политические взгляды руководства Комитета и газеты были схожи и некоторые члены Комитета занимали должности в редакции, суд счёл эти факты недостаточными для признания издания подконтрольным Комитету. Суд в решении особо отметил, что регистрация иноагентов не должна использоваться «для подавления внутренних политических дискуссий с участием граждан, симпатизирующих взглядам иностранных лиц, но не находящихся под иностранным руководством или контролем».

В 2017 г. наши юристы нашли лишь два случая успешного привлечения к уголовной ответственности за уклонение от регистрации в нарушение FARA. В деле Siljander был доказан факт оказания консалтинговой компанией Global Strategies возмездных услуг по лоббированию интересов Islamic American Relief Agency в госорганах США. В деле Fai речь шла о систематическом финансировании американской НПО Kashmiri American Council госорганами Пакистана с целью оказания влияния на должностных лиц США при решении вопроса о самоуправлении в Кашмире.

Те немногие НПО, находящиеся в реестре, прямо декларируют, что их деятельность подпадает под критерии FARA. К примеру, US office of the National Coalition of Syrian Revolution and Opposition Forces представляет интересы сирийской оппозиции перед госорганами США, а All Pakistan Muslim League занимается сбором пожертвований в поддержку одной из партий Пакистана.

Полный текст соображений – на русском и английском.