Европейский Суд по правам человека: обзор постановления Большой Палаты от 28 ноября 2017 года по делу Мерабишвили (Merabishvili) против Грузии (жалоба № 72508/13)

Настоящий материал (информация) произведён, распространён иностранным агентом Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики» либо касается деятельности иностранного агента Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики»

Доступно бесплатно

Автор: Медников Дмитрий Сергеевич

DOI: 10.21128/2226-2059-2018-1-20-37

Ключевые слова: задержание; лишение свободы; множественность целей; право на свободу и личную неприкосновенность; предварительное заключение; пределы использования ограничений в отношении прав; преобладающая цель; скрытая цель ограничения прав; стандарт доказывания

Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу Мерабишвили (Merabishvili) против Грузии касается задержания и предварительного заключения бывшего премьер-министра Грузии, которые, как утверждал заявитель, преследовали скрытые цели. Большая Палата пришла к выводу о том, что, несмотря на изначальное соответствие Конвенции о защите прав человека и основных свобод задержания и предварительного заключения заявителя, необоснованное продление срока заключения, а также использование его властями Грузии с целью получения от заявителя сведений нарушили, соответственно, пункт 3 статьи 5 и статью 18 в сочетании с пунктом 1 статьи 5 Конвенции. В этом деле Большая Палата обобщила предшествующую практику по статье 18 Конвенции, подтвердив ранее сформулированные правовые позиции о том, что, несмотря на невозможность самостоятельного применения статьи 18, она может быть нарушена даже тогда, когда отсутствует нарушение той статьи, в сочетании с которой она применяется, и что она может быть нарушена только в случае, если конвенционное право, в которое было осуществлено вмешательство, может быть ограничено, то есть является относительным, а не абсолютным. Кроме того, Большая Палата уточнила, применительно к ситуациям, когда ограничение преследует множественные цели, как предусмотренные Конвенцией, так и нет, что само по себе это не является нарушением Конвенции и в таких случаях необходимо определять преобладающую цель. Наконец, в части стандарта доказывания жалобы на нарушение статьи 18 не требуют обязательного предоставления заявителем «прямых и неопровержимых доказательств» и могут подтверждаться косвенными доказательствами.

Библиографическое описание: Европейский Суд по правам человека: обзор постановления Большой Палаты от 28 ноября 2017 года по делу Мерабишвили (Merabishvili) против Грузии (жалоба № 72508/13) // Международное правосудие. 2018. № 1 (25). С. 20–37.