Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
О применении процессуального законодательства РФ в период борьбы с COVID-19
Татьяна Андреева

Татьяна Андреева

к.ю.н., доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, заместитель председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации в отставке
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

Некоторые комментарии к Обзору Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2020 года № 1 в части вопросов применения процессуального законодательства.

 «Упор делается на усмотрение суда при принятии соответствующего решения, а мнению лиц, участвующих в деле, какого-либо решающего значения не придается»


  Отвечая на вопрос «Являются ли меры по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) основанием для отложения судебного разбирательства, приостановления производства по делу, продления срока его рассмотрения?», ВС РФ разъяснил, что меры по противодействию распространения коронавирусной инфекции  могут являться основанием для отложения судебного разбирательства, приостановления производства по делу, продления срока его рассмотрения.

  Разумный подход, однако упор делается на усмотрение суда при принятии соответствующего решения, а мнению лиц, участвующих в деле, какого-либо решающего значения не придается. Более того, приостановление производства по делу ставится в прямую зависимость от лишения возможности лиц, участвующих в деле, присутствовать в судебном заседании в связи с принимаемыми ограничительными мерами. Создается впечатление, что указанные лица должны будут доказать, что действительно лишены возможности участвовать в судебном заседании. А ведь в создавшихся условиях судам следовало бы исходить из презумпции отсутствия у участников процесса такой возможности, поскольку режим ограничения свободного передвижения фактически распространяется на всех граждан. Да и суд, как правило, в силу предписаний Верховного Суда РФ, не проводит сейчас публичных слушаний, кроме безотлагательных случаев или иных, но по своему усмотрению.

  Сегодня, с учётом чрезвычайности ситуации, разумно ожидаемыми явились бы такие разъяснения Верховного Суда РФ, которые дали бы гражданам уверенность, что суд не закрыт, не прекратил свою работу, что изменились лишь формы работы. Для этого суд должен продолжать коммуникацию с участниками процесса, давать полную информацию о движении дела, согласовывать и предлагать иные формы судебного разбирательства, включая дистанционные, не требующие личного присутствия в суде. В создавшихся условиях, как никогда важно поддержать уверенность и сохранить надежду на справедливое правосудие.

 «Фактически Верховный Суд РФ своим разъяснением ограничил гарантированные законом права, в том числе право на беспрепятственный доступ к правосудию»


  Разъяснения вопросов, касающихся процессуальных сроков, «натолкнулись» на необходимость определиться с категорией «нерабочие дни», которая введена в оборот Указом Президента РФ от 25 марта 2020 года № 206. Похоже, что определиться не получилось… Иначе чем объяснить с юридической точки зрения и норм процессуального законодательства указание, согласно которому нерабочие дни в период с 30 марта по 30 апреля 2020 года  включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день? Какое бы значение не придавалось нерабочим дням в Указе, из его содержания не следует иное обозначение названных дней, нежели нерабочие дни. В процессуальных нормах четко определены последствия факта окончания процессуального срока в нерабочий день. И никакой двусмысленности здесь нет.

  Обоснование же своей позиции Верховный Суд РФ дал, по меньшей мере, странное: Указы Президента в части установления нерабочих дней не распространяются на федеральные органы государственной власти. Но ведь пределы действия Указов определены в них. И никаких других исключений из них не следует. Разъяснение же Верховного Суда РФ читается как не обязывающе его и другие федеральные суды соблюдать Указы в части определения нерабочих дней. Но ведь положения процессуальных кодексов о сроках в равной мере обязательны для сторон и для суда. Фактически Верховный Суд РФ своим разъяснением ограничил гарантированные законом права, в том числе право на беспрепятственный доступ к правосудию.