Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
«Хождение по мукам» добросовестных приобретателей жилья
Комментарий Ольги Подоплеловой к Постановлению Конституционного Суда России от 26 июня 2020-го года № 30-П

10 июля 2020 года состоялся вебинар Ольги Подоплеловой «”Хождение по мукам” добросовестных приобретателей жилья, или что решил Конституционный Суд 26 июня 2020 года».

Посмотреть вебинар можно по ссылке.

Ольга Подоплелова
Ольга Подоплелова

эксперт по конституционному правосудию, юрист Благотворительного фонда помощи осуждённым и их семьям «Русь сидящая»

Выселение добросовестных приобретателей:
предыстория и подход Конституционного Суда России к их защите

Проблема изъятия квартир у добросовестных приобретателей по искам публично-правовых образований в порядке пункта 1 статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации – невероятно давняя. Стоит только упомянуть, что впервые этот вопрос был поставлен перед Конституционным Судом России ещё в 2005-м году в связи с жалобами гражданки С.А. Аленцевой (Определения от 21 апреля 2005-го года № 194-О и от 21 декабря 2006-го года № 554-О). Тогда Конституционный Суд не встал на сторону заявительницы и изменил свою позицию лишь спустя 12 лет, после значительного числа постановлений Европейского Суда по правам человека, в том числе и по жалобе С.А. Аленцевой (Постановление от 17 ноября 2016-го года, жалоба № 31788/06). Так, Постановлении от 22 июня 2017-го года № 16-П по делу А.Н. Дубовца Конституционный Суд исключил возможность толкования пункта 1 статьи 302 Гражданского Кодекса как допускающей истребование у добросовестного приобретателя по искам публично-правовых образований квартир, являвшихся выморочным имуществом, при соблюдении трёх условий:

  • при приобретении квартиры приобретатель полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости;
  • приобретатель зарегистрировал право собственности;
  • само публично-правовое образование не предприняло своевременных и эффективных мер для выявления выморочного имущества и оформления права собственности на него.

Позднее Конституционный Суд фактически распространил этот вывод и на другую категорию дел – об истребовании квартир, выбывших из публичной собственности в ходе незаконной приватизации (Определение от 28 сентября 2017-го года № 1884-О).

Однако эта правовая позиция судами достаточно часто игнорировалась. Некоторые суды просто игнорировали позицию Конституционного Суда, некоторые «обходили» её за счёт признания приобретателей недобросовестными. При этом вплоть до настоящего момента есть люди, которые уже проиграли суды, но продолжают проживать в своих бывших квартирах, ставших «государственными», поскольку другого жилья у них нет.

Сам Конституционный Суд в тот момент устранился от решения проблемы: жалобы, поданные другими гражданами, оказавшимися в аналогичной ситуации, были отклонены Конституционного Суда ввиду наличия по этому вопросу постановления (№ 16-П от 22 июня 2017-го года), сохраняющего свою силу (см., например, Определение от 28 сентября 2017-го года № 1885-О). Некоторые граждане пробовали воспользоваться постановлением Конституционного Суда и пересмотреть решения по их делам в порядке пункта 3 части 4 статьи 392 ГПК Российской Федерации по новым обстоятельствам. Однако суды отказывали удовлетворять ходатайства о пересмотре, руководствуясь буквальным текстом данной нормы, предполагающим, что основанием для пересмотра является постановление суда, вынесенное в связи с конкретным делом заявителя.

Конституционный Суд в этом отношении высказался нейтрально, указав, что пункт 3 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в целом не исключает возможности пересмотра дел других граждан, решения по делам которых не исполнены или исполнены частично, однако проверка оснований для этого к его компетенции не относится (Определение от 24 апреля 2018-го года № 1052-О).

Таким образом, с судебным исполнением постановления Конституционного Суда по делу А.Н. Дубовца возникла комплексная проблема:

1) Суды обходили это постановление и признавали граждан недобросовестными приобретателями по надуманным основаниям;

2) Суды не учитывали его при рассмотрении дел добросовестных приобретателей и отказывались отклонять требования органов публичной власти при пересмотре дел в апелляционном и кассационном порядке;

3) Суды отказывались воспринимать это постановление как основание для пересмотра дел по новым обстоятельствам, в том числе в отношении тех людей, решения по делам которых не исполнены или исполнены частично (к примеру, право собственности не было перерегистрировано публично-правовым образованием и/или не было инициировано выселение из квартиры).

Если в первом случае какие-либо варианты защиты прав граждан в рамках российской судебной системы отсутствуют, и им остаётся обращаться в Европейский Суд по правам человека, то во втором и третьем у граждан оставался ещё один способ защиты, продиктованный подходом Конституционного Суда. Этот подход был сформулирован Конституционным Судом более двадцати лет назад в Определении от 14 января 1999-го года
№ 4-О:

  • Конституционный Суд указал, что его постановление обладает обратной силой в отношении дел обратившихся в Суд заявителей, а также в отношении не исполненных или частично исполненных решений, вынесенных до принятия этого постановления по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства.
  • Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов;
  • При наличии возможных препятствий для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, в целях защиты прав заявителей могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры.

Исходя из этого, гражданам помимо пересмотра их дел по новым обстоятельствам как «идеального» способа защиты должна быть предоставлена возможность как минимум прекратить исполнение судебного решения, принятого в нарушение правовой позиции Конституционного Суда. Такой способ защиты был «протестирован» в деле семьи Однодворцевых.

История семьи Однодворцевых

Дело семьи Однодворцевых тянется уже десять лет. Так, в 2010-м году Департамент городского имущества города Москвы инициировал истребование квартиры у семьи Однодворцевых и их выселение. По итогам разбирательства суд пришёл к выводу, что квартира выбыла из собственности города против его воли в результате действий мошенников. Валерия Однодворцева — собственника квартиры — суд признал добросовестным приобретателем, однако постановил передать право собственности городу и выселить семью. Город переоформил право собственности, однако исполнительное производство о выселении не возбуждал вплоть до 2017 года. Подробности дела и документы доступны на сайте Института права и публичной политики.

После принятия Конституционным Судом Постановления от 22 июня 2017 года № 16-П по делу А.Н. Дубовца Однодворцевы обратились в суд с заявлением о пересмотре их дела по новым обстоятельствам, однако получили отказ.

В связи с этим юристы Института права и публичной политики предложили семье воспользоваться механизмом прекращения исполнительного производства, направленного на реализацию правовой позиции Конституционного Суда о необходимости пересмотра дел тех лиц, которые не являлись заявителями по делу в Конституционном Суде, и решения по делам которых вступили в законную силу, однако не исполнены или исполнены частично. Соответствующее заявление было подано в Преображенский районный суд на основании частей 3 и 5 статьи 79 Закона о Конституционном Суде, части 1 статьи 439 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 4 части 1 статьи 43 Закона об исполнительном производстве. Суды опять же отказались восстановить права Однодворцевых, в связи с чем единственным вариантом защиты стало обращение в Конституционный Суд.

С конституционной жалобой Одноворцевых можно ознакомиться на сайте Института права и публичной политики. В жалобе был поставлен следующий вопрос – соответствуют ли Конституции взаимосвязанные положения части 1 статьи 439 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 4 части 1 статьи 43 Закона об исполнительном производстве», а также частей 3 и 5 статьи 79 Федеральный конституционного закона о Конституционном Суде в той мере, в какой эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не позволяют прекратить исполнительное производство по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, в связи с принятием постановления Конституционным Судом, которым нормативные положения, лёгшие в основу судебных актов по таким делам, признаны не соответствующими Конституции.

Подход Конституционного Суда России к делу Однодворцевых

Конституционный Суд в Постановлении от 26 июня 2020 года № 30-П сформулировал несколько ключевых позиций, основанных на ранее выработанном им подходе к оценке обратной силы его постановлений и распространению их действия на дела лиц, не являвшихся заявителями жалобы в КС:

1) Принятие Конституционным Судом постановления, которым нормативные акты или их отдельные положения признаны неконституционными, является основанием прежде всего для пересмотра в установленных законом случаях судебного решения, во исполнение которого было возбуждено исполнительное производство.

2) Как следствие – Постановление Конституционного Суда также является основанием для прекращения исполнительного производства по исполнению решения суда, применившего эти акты в конкретных делах лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства.

3) При этом вывод о невозможности исполнения судебного решения в связи с вынесением постановления Конституционным Судом по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, во всяком случае является предпосылкой для обращения в суд с требованием о пересмотре такого судебного решения (в том числе не исключает повторного возвращения компетентного суда к вопросу о его пересмотре по правилам главы 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Иными словами, Конституционный Суд подтвердил необходимость как прекращения исполнительного производства по делам других лиц (не являвшихся заявителями жалобы в Конституционный Суд), в которых закон был применён без учёта постановления Суда, однако признал обязательным также пересмотр вынесенных судебных решений.

Принципиальным «прорывом» по сравнению с ранее высказанными Конституционным Судом осторожными рекомендациями правоприменителю пересматривать дела других граждан, не подававших жалобы в Конституционный Суд, по новым обстоятельствам (Определение от 24 апреля 2018-го года № 1052-О) и законодателю – предусмотреть механизм пересмотра таких дел (Определение от 7 июля 2016-го года № 1435-О-Р), является прямое требование масштабной процессуальной реформы (пункт 3 резолютивной части постановления). Так, Конституционный Суд указал, что законодатель обязан внести в правовое регулирование необходимые изменения, направленные на установление правового механизма пересмотра судебных постановлений, основанных на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда неконституционными (или получивших в нем конституционное истолкование), не исполненных (либо исполненных частично) на момент вынесения такого постановления Конституционным Судом.

Такая формулировка означает, что по сути дела реформа должна затронуть все отраслевые процессуальные кодексы, которые в настоящий момент прямо не закрепляют возможность пересмотра в указанном Конституционным Судом случае (пункт 3 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункт 3 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункт 3 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства РФ, пункт 1 части 4 статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статья 30.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации).

Что касается дел добросовестных приобретателей, то Конституционный Суд постановил, что исполнительное производство о выселении граждан их квартир подлежит прекращению, если оно не завершено на момент вынесения КС Постановления по делу А.Н. Дубовца (пункт 1 резолютивной части постановления). При этом предполагает, что после принятия законодателем необходимого регулирования их дела об истребовании квартир должны быть пересмотрены по новым обстоятельствам. То же самое касается и семьи Однодворцевых (пункт 4 резолютивной части постановления): Конституционный Суд постановил, что решение об отказе в прекращении исполнительного производства о выселении должно быть пересмотрено, а дело 2010 года по иску Департамента городского имущества города Москвы об истребовании у Однодворцевых квартиры и выселении должно быть пересмотрено после внесения изменений в процессуальное законодательство. Это позволит восстановить право собственности В.В. Однодворцева на квартиру. В настоящий момент судебным приставом-исполнителем Преображенского районного отдела судебных приставов УФССП России по г. Москве исполнительные производства в отношении всех членов семьи об их выселении из квартиры прекращено.