Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
«Поддержка команды - преступление?»
Уголовное преследование фанатов «Спартака» в свете практики Конституционного Суда России и Европейского Суда по правам человека: комментарий Владислава Чепелёва

19 июня 2020 года болельщики футбольного клуба «Спартак» (Москва) возле стадиона «Открытие Арена» устроили фаер-шоу в поддержку своей команды перед её отъездом на матч чемпионата России в Тулу. Болельщики растянули красно-чёрный баннер «Победа или смерть», зажгли фаеры (дымовые факелы) и прокричали слова поддержки в адрес «Спартака». Футболисты команды, ехавшие в автобусе, позитивно отреагировали на акцию фанатов.

Владислав Чепелёв
Владислав Чепелёв

младший юрист Института

20 июня 2020 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьёй 213 Уголовного кодекса РФ «Хулиганство». В официальном сообщении УВД по СЗАО ГУ МВД России по Москве указано следующее:

19 июня 2020 года в Проектируемом проезде, в непосредственной близости от стадиона «Открытие Арена», неустановленные граждане осуществили самовольное перекрытие проезжей части, чем воспрепятствовали проезду автотранспорта, осуществили поджог «фаеров» и других пиротехнических средств, в связи с чем произошла дымовая завеса. Свои действия граждане сопровождали нецензурной бранью, чем нарушили общественный порядок.

23 июня 2020 года «Спартак» опубликовал официальное заявление в связи с возбуждённым уголовным делом. В этом заявлении футбольный клуб указал:

Действия болельщиков были направлены на поддержку любимой команды. Яркий перформанс оценили и клуб, и команда. Мы считаем, что подобные действия болельщиков не должны квалифицироваться как хулиганство. Никто не пострадал, а перекрытая дорога по факту используется в основном клубным транспортом.

Мы обращаемся к правоохранительным органам с просьбой воздержаться от уголовного преследования болельщиков за подобное выражение поддержки любимого клуба. Всем известны аналогичные акции других клубов, в том числе в других городах страны.

В конце июня и июле продолжились задержания болельщиков «Спартака», участвовавших в акции 19 июня.  В настоящем материале остановлюсь на том, насколько правомерна криминализация поддержки любимой команды с точки зрения позиций Конституционного Суда Российской Федерации (далее — Конституционный Суд) и Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд). 

Статья 213 Уголовного Кодекса РФ и её истолкование судами

Объективную сторону хулиганства составляет «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу» (курсив мой. — В.Ч.). При этом уголовно наказуемым такое деяние становится, если оно совершено либо с использованием оружия (предметов, используемых в качестве оружия), либо по мотивам ненависти или вражды (политической, идеологической и т.п.), либо на транспорте общего пользования.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 ноября 2007 года № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» указал, что явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (пункт 1). «Грубость» же нарушения общественного порядка устанавливается судом в каждом конкретном деле.

При этом разграничение со статьёй 20.1 КоАП России «Мелкое хулиганство» проводится как раз по критерию «грубости» нарушения общественного порядка и по критерию наличия одного из трёх дополнительных признаков (оружие, мотив возбуждения ненависти и вражды и совершение правонарушения на транспорте общего пользования).

Установленные критерии являются далеко не определёнными и допускают трактовку схожих деяний совершенно разным образом.

Так, за празднование болельщиками футбольного клуба «Зенит» (Санкт-Петербург) чемпионства своего клуба ночью в центре города с использованием фаеров и петард Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга назначил штраф в размере 500 рублей по статье 20.1 КоАП России.

Следовательно, в практике судов и правоохранительных органов существует неоднородный подход к квалификации ненасильственных акций болельщиков вне пределов стадиона.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд не рассматривал по существу вопрос конституционности статьи 213 Уголовного кодекса РФ. Наиболее полно Конституционный Суд истолковал данное законоположение в определениях от 25 сентября 2014 года № 1873-О и от 23 октября 2014 года № 2521-О, вынесенных по жалобам Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной соответственно.

В пункте 2.1 Определения от 25 сентября 2014 года № 1873-О содержится 3 критерия, когда свобода выражения мнений не защищается частями 1 и 4 статьи 29 Конституции:

–     способ распространения информации основан на демонстративном грубом пренебрежении принятыми в обществе представлениями о приемлемом поведении в конкретных местах;

–    способ распространения информации лишён эстетической и художественной ценности;

–    способ распространения информации сам по себе является оскорбительным.

Применительно к статье 213 Уголовного кодекса РФ Конституционный Суд указал, что она не является неопределённой и само по себе использование оценочных понятий «грубое нарушение общественного порядка» и «явное неуважение к обществу» не свидетельствует о её неконституционности (абзацы 3 и 4 пункта 2.3 Определения от 25 сентября 2014 года № 1783-О).

При этом, несмотря на данный вывод, сохраняют свою силу процитированные Конституционным Судом общие позиции о максимально чётком определении в уголовном законе самого преступления и наказания за его совершение. Норма уголовного закона только тогда является определённой, когда каждый может предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (постановления от 27 мая 2003 года № 9-П, от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П и др.).

Представляется, что эти позиции из практики Конституционного Суда каждый раз необходимо «доносить» до правоприменителя; в том числе и в ситуации с привлечением футбольных болельщиков к уголовной ответственности.

Важные вопросы, которые, на мой взгляд, должны быть поставлены перед следствием и судом при рассмотрении вопроса о привлечении к уголовной ответственности за акцию поддержки любимой команды:

– В чём выразилось демонстративное пренебрежение болельщиков к общепризнанным нормам и правилам поведения в обществе конкретно возле футбольного стадиона, когда там не было никого кроме членов футбольной команды, уезжающей на матч в другой город?

– Представляет ли акция фанатов какую-либо эстетическую ценность или ценность для команды, которую фанаты таким образом поддержали?

– Оскорбляет ли кого-либо такое выражение фанатами своего мнения?

Позиция Европейского Суда

Европейский Суд распространяет действие статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) на все виды информации независимо от формы её распространения. Так, в постановлении по делу Мюллер и другие против Швейцарии Европейский Суд указал, что статья 10 Конвенции не делает различий между разными формами выражения мнения (§ 27). Аналогичный подход содержится и в статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, которая содержит в себе открытый перечень способов распространения информации.

С учётом пункта 2 статьи 10 Конвенции свобода выражения мнения распространяется не только на «информацию» или «идеи», которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство государству или любой части его населения (см. Постановление Европейского Суда по делу «Прагер и Обершлик против Австрии» (Prager and Oberschlick v. Austria) от 26 апреля 1995 года, § 38, Series A, № 313, Постановление Европейского Суда по делу «Кастельс против Испании» (Castells v. Spain) от 23 апреля 1992 года, § 42, Series A, № 236).

Европейский Суд не защищает лишь те высказывания и идеи, которые связаны с «языком вражды» (см. А.К. Соболева. Свобода выражения мнения в практике Европейского Суда: старые подходы и новые тенденции в толковании статьи 10 ЕКПЧ // Вестник РУДН. Серия: Юридические науки. 2017. Т. 21. № 2. С. 248). Согласно Рекомендации NR (97) 20 Комитета министров Совета Европы от 30 октября 1997 года к языку вражды относятся «все формы выражения, которые распространяют, возбуждают, продвигают или оправдывают ненависть, основанную на нетерпимости (включая религиозную нетерпимость)».

Европейский Суд не рассматривал дела, связанные со свободой выражения мнения спортивными болельщиками. При этом в его практике было по меньшей мере два дела, в которых субъектами обращения были объединения спортивных болельщиков. В своих жалобах заявители — объединения болельщиков французского футбольного клуба «Пари Сен-Жермен» — ставили вопрос о нарушении права на объединение их ликвидацией.

 В одном случае Европейский Суд признал жалобу объединения Boulogne boys неприемлемой, поскольку ликвидация объединения при наличии доказанных случаев столкновения с полицией и с другими болельщиками является соразмерным способом реагирования государства на нарушения (Association Nouvelle des Boulogne boys c. France. Decision. 22.02.2011).

В другом случае Европейский Суд рассмотрел жалобы двух объединений (Les Authentiks и Supras Auteuil 91) по существу. Суд признал, что факты применения насилия и привлечение отдельных членов фанатских объединений к уголовной ответственности могут оправдать дальнейшую ликвидацию таких объединений. Пресечение преступности, особенно насильственной преступности, образует «острую социальную необходимость» (Affaires Les Authentiks et Supras Auteuil 91 c. France. Judgment. 27.01.2017).

Два приведённых дела хоть и относятся не к 10, а к 11 статье Конвенции, демонстрируют, что Европейский Суд жёстко относится именно к действиям насильственного характера, но не к мирным выступлениям болельщиков.

Мирная акция фанатов также не образует вмешательства в чью-либо частную жизнь, никого не оскорбляет. Более того, единственной целью такой акции является не противопоставление себя обществу, а поддержка команды, самовыражение. Даже если допустить, что шумное выступление с фаерами в поддержку команды «шокирует» кого-либо или «причиняет беспокойство», это не повод преследовать участников такой акции средствами уголовного права.

Следовательно, с большой долей вероятности Европейский Суд признает уголовное осуждение болельщиков за мирную по своей сути акцию в поддержку команды нарушающим статью 10 Конвенции.

***

В завершение хочется лишь выразить надежду, что начатое в отношении болельщиков футбольного клуба «Спартак» (Москва) будет прекращено в связи с отсутствием состава преступления. На мой взгляд, мирное выражение мнения, идеи, пусть с использованием фаеров, пусть с использованием ругательных выражений в кричалках, пусть с перекрытием никем толком не используемой дороги на несколько минут, не может преследоваться по нормам Уголовного кодекса РФ.