Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
Постановление от 14 апреля 2020 года № 17-П по делу о возможности привлечения юридических лиц к административной ответственности за умышленное неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности

Правовые категории в Постановлении: административная ответственность; формы вины; виновность юридического лица; виновность должностных лиц (работников) юридического лица.

Заявитель: АО «Пассажирский Порт Санкт-Петербург «Морской фасад» (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: часть 2 статьи 2.1, часть 1 статьи 2.2 и часть 3 статьи 11.15.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, поскольку на их основании в системе действующего правового регулирования решается вопрос об административной ответственности юридического лица за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное умышленно.

Позиция заявителя: оспариваемые положения противоречат статье 10, части 2 статьи 15, статье 18, части 1 статьи 19, статье 49, пункту «а» статьи 71 и части 1 статьи 105 Конституции, поскольку порождают в судебной практике неустранимую средствами толкования неопределённость, касающуюся вопроса о квалификации в качестве умышленного административного правонарушения действий (бездействия) юридического лица в виде неисполнения им требований по обеспечению транспортной безопасности и обусловленную тем, что такое правонарушение в соответствии со статьёй 11.15.1 КоАП РФ может быть совершено как по неосторожности, так и умышленно.

Итоговый вывод решения: признать оспариваемые положения не противоречащими Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что:

  • юридическое лицо подлежит привлечению к административной ответственности за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершённое умышленно, только когда установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, что надлежащим образом мотивировано в постановлении по делу об административном правонарушении;
  • в  случаях, когда умышленный характер соответствующих действий (бездействия) из обстоятельств дела не усматривается и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, административная ответственность юридического лица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности.

Выявленный конституционно-правовой смысл оспариваемых положений является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Правоприменительные решения, принятые по делу заявителя на основании оспариваемых положений в истолковании, расходящемся с их выявленным конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Мотивы решения. Определяя пределы, в которых несёт административную ответственность юридическое лицо, законодатель признаёт наличие связи между привлечением к административной ответственности юридического лица и виновными действиями (бездействием) физического лица, тем более что конечной целью наказания юридического лица со всей очевидностью является воздействие на волю и сознание связанных с ним физических лиц, с тем чтобы добиться частной превенции административных правонарушений. Поскольку совершение административного правонарушения юридическим лицом – это всегда действие (бездействие) действующих от его имени физических лиц, привлекая юридическое лицо к административной ответственности, нельзя отрицать возможность учесть обстоятельства, характеризующие форму вины соответствующих физических лиц.

Виновность юридического лица как обязательный признак субъективной стороны административного правонарушения охватывает собой случаи, когда несоблюдение правил и норм является следствием совершенных как умышленно, так и по неосторожности действий (бездействия) его должностных лиц (работников). Это не лишает законодателя возможности, конструируя конкретные составы административных правонарушений, определить, в частности с целью дифференциации ответственности, их субъективную сторону применительно к юридическим лицам через категории умысла и неосторожности, в том числе в сфере транспортной безопасности, и тем самым очертить границы усмотрения правоприменителя при определении размера административного наказания за конкретное нарушение.

Хотя предполагается, что умысел юридического лица проявляется в умышленном характере действий (бездействия) его должностных лиц (работников), нет необходимости в установлении конкретных физических лиц, ответственных за исполнение юридическим лицом требований по обеспечению транспортной безопасности, и в обязательном их привлечении к производству по делу об административном правонарушении как «фактических нарушителей» с целью определить форму их вины.