Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
Постановление от 15 апреля 2020 года № 18-П по делу о применении к договору залога с участием третьего лица, не являющегося должником по обязательству, отдельных норм о прекращении поручительства

Правовые категории в Постановлении: право собственности; ипотека; обеспечение обязательств; предмет залога; исковая давность; срок исполнения обязательств.

Заявитель: гражданин С.В. Тюрин (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: абзац второй пункта 1 статьи 335 Гражданского кодекса РФ, поскольку на его основании решается вопрос о применении к отношениям с участием залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, правила о том, что поручительство, срок которого не установлен, прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю (пункт 6 статьи 367 ГК РФ).

Позиция заявителя: оспариваемое положение противоречит части 1 статьи 15, части 3 статьи 17, статье 18, частям 1 и 2 статьи 19, части 1 статьи 35, части 1 статьи 45, части 1 стати 46, части 2 статьи 55 Конституции, поскольку при наличии в договоре об ипотеке условия о его действии «до полного исполнения обеспечиваемого обязательства» он позволяет не применять правило пункта 6 статьи 367 ГК РФ, чем допускается неопределённо долгое существование обязательства залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, если срок действия залога не установлен.

Итоговый вывод решения:  признать оспариваемое положение не противоречащим Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он предполагает, что залог, срок действия которого не определен соглашением сторон, прекращается по основанию, предусмотренному пунктом 6 статьи 367 ГК РФ, т.е. при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства не предъявит требование об обращении взыскания на предмет залога.

Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, подлежат пересмотру в установленном порядке с учётом правовых позиций, выраженных в Постановлении, если для этого нет других препятствий.

Мотивы решения. При удовлетворении требований залогодержателя за счёт заложенного имущества должны соблюдаться конституционные предписания, в силу которых как осуществление права иметь имущество в собственности, распоряжаться им единолично или совместно с другими лицами, так и осуществление права на судебную защиту в случае неисполнения обязательств не должны нарушать права и свободы других лиц. Регулирование обращения взыскания на предмет залога и его реализации должно осуществляться на основе баланса конституционно значимых интересов взыскателей и должников (см.: постановления от 24 марта 2015 года № 5-П и от 10 марта 2016 года № 7-П; Определение от 9 февраля 2017 года № 214-О), необходимым условием которого является соблюдение общеправовых требований определённости, ясности и недвусмысленности правового регулирования, ясности и непротиворечивости, а также обеспечения предсказуемости и понятности субъектам правоотношений механизма действия норм, регулирующих имущественные отношения.

Применение к отношениям между должником, залогодержателем и залогодателем, не являющимся должником по основному обязательству, отдельных правил о поручительстве оправданно, принимая во внимание сходство этих способов обеспечения исполнения обязательств. Заключая договор с поручителем или залогодателем – третьим лицом, кредитор желает получить дополнительные гарантии удовлетворения имущественного интереса, реализуемого в рамках основного обязательства, и не преследует самостоятельной экономической цели, состоящей в приобретении какого-либо блага. Залогодателю, не являющемуся должником по обязательству, исполнение которого обеспечено залогом, должна быть создана возможность в разумных пределах предвидеть имущественные последствия предоставления обеспечения.

Отсутствие временных рамок для удовлетворения требования об обращении взыскания на предмет залога, срок которого в договоре не установлен, приводило бы к неопределённому во времени обременению права собственности залогодателя по не зависящим от него причинам. С учётом продолжительности общего срока исковой давности, правил о перерыве и приостановлении его течения и о его восстановлении сохранение возможности обратить взыскание на предмет залога во всех случаях, пока может быть удовлетворено требование к основному должнику, нарушало бы баланс интересов участников данных правоотношений. Срок обращения взыскания на предмет залога, предоставленный лицом, не являющимся должником по основному обязательству, – пресекательный, т.е. это, по сути, срок существования залога. К отношениям с участием залогодателя – третьего лица не применяются правила главы 12 ГК РФ об исковой давности, в частности нормы о приостановлении и перерыве течения срока исковой давности и о его восстановлении.