Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
Постановление от 15 октября 2020 года № 41-П по делу о проверке конституционности части 4 статьи 3.7, статей 25.1–25.5.1 и части 1 статьи 30.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Правовые категории в Постановлении: право собственности; право на судебную защиту; конфискация имущества; производство по делам об административных правонарушениях.

Заявитель: иностранная компания «Majena Shipping Company Limited» (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: часть 4 статьи 3.7 и часть 1 статьи 30.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях. На основании данных положений решается вопрос о праве собственника имущества обжаловать принятое в отношении другого лица постановление по делу об административном правонарушении в области таможенного дела в части конфискации его имущества, которое в режиме временного ввоза находится на таможенной территории ЕАЭС во владении (пользовании) иных лиц.

Позиция заявителя: оспариваемые законоположения не соответствуют части 1 статьи 1, части 1 статьи 35, части 1 статьи 45, частям 1 и 2 статьи 46 Конституции. Оспариваемые нормы не позволяют собственнику имущества, конфискованного на основании вынесенного в отношении другого лица постановления по делу об административном правонарушении, обжаловать это постановление.

Итоговый вывод решения: оспариваемое положение противоречит Конституции, частям 1 и 3 её статьи 35, части 1 статьи 46 и части 3 статьи 55.

Действующее правовое регулирование допускает по делам об административных правонарушениях в области таможенного дела конфискацию орудия совершения или предмета административного правонарушения – товаров и (или) транспортных средств у лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества. При этом оспариваемые нормы не предусматривают права собственника имущества обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в части конфискации имущества в случае, когда товар или транспортное средство законно перемещены через таможенную границу и находятся на таможенной территории ЕАЭС.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, вытекающие из Постановления.

Судебные решения, которыми в качестве дополнительного административного наказания назначена конфискация буксирного судна, принадлежащего заявителю на праве собственности, подлежит пересмотру.

Мотивы решения. Конфискация имущества, явившегося орудием или предметом таможенного правонарушения, допускается независимо от того, принадлежат ли конфискуемые товары и транспортные средства на праве собственности лицу, совершившему правонарушение, и установлено ли это лицо. Иное давало бы организаторам незаконного перемещения товаров противоправные преимущества, позволяя перелагать ответственность на неплатёжеспособных лиц либо на лиц, пребывающих за границей, что подрывало бы правопорядок в сфере таможенного регулирования и было бы несовместимо с его целями и задачами.

При этом конституционные принципы предполагают недопустимость произвольного изъятия имущества в нарушение права собственности и вопреки конституционным гарантиям его защиты, равно как и недопустимость отказа в праве на судебную защиту (см.: постановления от 16 июля 2008 года № 9-П, от 18 февраля 2019 года № 11-П). Это, в свою очередь, предполагает процессуальное обеспечение указанных прав и гарантий, которое исключало бы, по общему правилу, лишение лица его имущества судебным актом по делу, если такое лицо не вправе в этом деле участвовать.

Собственник конфискуемого имущества, который не привлечён к административной ответственности, кроме вмешательства в его право собственности, ограничен в праве на судебную защиту, поскольку его участие в производстве по делу об административных правонарушениях в области таможенного дела не предполагается независимо от характера и состава правонарушения (в области таможенных правил), его объективной стороны и обстоятельств конкретного дела. Право на судебную защиту включает в себя гарантированную государством возможность получения реальной судебной защиты путём восстановления нарушенных прав и свобод.

В таможенном деле возможны такие нарушения правил, когда товар или транспортное средство законно перемещены через границу при достоверно известном составе участников таможенных правоотношений и связанных с ними лиц, включая собственника ввезённого имущества, а затем поступают в оборот в нарушение таможенных процедур.

За пределами российской юрисдикции во многих случаях нельзя без неоправданных издержек обеспечить выявление собственника конфискуемого имущества и его привлечение, в том числе принудительное, к производству по делу об ответственности за нарушение таможенных правил (см.: Постановление от 14 мая 1999 года № 8-П). В тоже время в рамках территории ЕАЭС таможенные органы и суды Российской Федерации имеют эффективные средства контроля и законного принуждения, в том числе процессуального, при достоверно известном составе участников таможенных и связанных с ними правоотношений, включая собственника имущества, который не уклоняется от осуществления своих прав и обязанностей под российской юрисдикцией.

Акты международного права, использованные в Постановлении: постановления Европейского Суда по правам человека от 26 октября 2000 года по делу «Кудла (Kudla) против Польши», от 30 ноября 2004 года по делу «Кляхин (Klyakhin) против России».