Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
Постановление от 17 ноября 2020 года № 47-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»

17 ноября  2020 года Конституционный Суд России вынес постановление по жалобе местной религиозной организации Община Православной Церкви Божией Матери Державная города Твери, в котором признал норму, по которой администрация города Твери изъяла у Общины церковное помещение, не соответствующей Конституции России.

Интересы Общины представлял Институт права и публичной политики.

Правовые категории в Постановлении: свободы совести и вероисповедания; религиозные организации; передача имущества религиозного назначения; право собственности.

Заявитель: местная религиозная организация Община Православной Церкви Божией Матери Державная города Твери (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: пункт 1 статьи 2 Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

На его основании разрешается вопрос о распространении порядка передачи государственного или муниципального имущества религиозного назначения в безвозмездное пользование религиозным организациям на помещения в здании, находящемся в муниципальной собственности, построенные не для осуществления и (или) обеспечения определённых видов деятельности религиозных организаций, но впоследствии реконструированные (достроенные под размещение культового сооружения – храма) религиозной организацией с согласия собственника в период длительного безвозмездного пользования этими помещениями для достижения её уставных целей.

Позиция заявителя: оспариваемое положение противоречит части 2 статьи 14, части 1 статьи 17, части 1 статьи 19, статье 28, части 1 статьи 30, части 1 статьи 45 и части 3 статьи 55.

Оспариваемая норма относит к имуществу религиозного назначения только такое недвижимое имущество, которое изначально было построено для осуществления деятельности религиозных организаций. В связи с этим исключается возможность передачи религиозной организации в безвозмездное пользование или в собственность соответствующего недвижимого имущества, которое изначально имело иное назначение, но впоследствии на законных основаниях реконструировано религиозной организацией и до момента обращения в уполномоченный орган с соответствующим заявлением длительное время используется ею как имущество религиозного назначения.

Итоговый вывод решения: оспариваемое положение не соответствует Конституции, частям 1 и 2 её статьи 19, статье 28 и части 3 статьи 55.

Оспариваемая норма не позволяет однозначно решить вопрос о том, распространяется ли действие Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» на рассматриваемое недвижимое имущество. Кроме того, она создаёт неопределённость в вопросе о механизме защиты законных интересов религиозной организации после изъятия такого имущества из её пользования.

Федеральному законодателю надлежит принять меры по устранению выявленной неопределённости правового регулирования.

Заявитель после внесения в действующее правовое регулирование необходимых изменений имеет право на применение компенсаторных механизмов в связи с правоприменительными решениями, основанными на оспариваемых положениях. Форма и размер компенсации определяются Арбитражным судом Тверской области.

Мотивы решения. При соблюдении конституционных требований государство может вырабатывать различные механизмы поддержки религиозных объединений, в том числе – принимая во внимание необходимость восстановления исторической справедливости – путём безвозмездной передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, ранее неправовым или насильственным путём выбывшего из пользования религиозных объединений. Меры поддержки, установленные в рассматриваемом Федеральном законе, предприняты государством – с учётом особых условий, в которых соответствующее имущество изымалось из религиозной жизни, – прежде всего в отношении уже созданного на тот момент и имевшегося в объективированной форме имущества. В связи с этим в оспариваемом положении при определении подлежащего передаче имущества религиозного назначения используется термин «построенное» для осуществления и (или) обеспечения указанных в ней видов деятельности религиозных организаций.

Вместе с тем, положения оспариваемого Федерального закона не позволяют однозначно определить правовой режим помещений недвижимого имущества в рассматриваемых случаях и, следовательно, определить права соответствующей религиозной организации на эти помещения, если они в силу данного Федерального закона не могут быть переданы ей в собственность. Из материалов усматривается, что арбитражные суды исходили из диаметрально противоположных позиций в вопросе о нормативном содержании оспариваемого законоположения, при этом обе позиции не лишены разумного юридического обоснования.

Кроме того, действующее правовое регулирование не гарантирует религиозным организациям оформления прав на такое имущество и позволяет собственнику изымать имущество из многолетнего пользования религиозной организации без разумного и достаточного обоснования – независимо от того, какие средства вложены ею в перестройку (в новое строительство) и какое духовное значение придаётся данному месту религиозного поклонения гражданами, исповедующими данную религию.

Акты международного права, использованные в Постановлении: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (статьи 9 и 11); постановления Европейского Суда по правам человека от 26 октября 2000 года по делу «Хасан (Hasan) и Чауш (Chaush) против Болгарии», от 13 декабря 2001 года по делу «Бессарабская митрополия (Metropolitan Church of Bessarabia) и другие против Молдавии», от 5 октября 2006 года по делу «Московское отделение Армии Спасения (Moscow Branch of the Salvation Army) против России».