Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
Постановление от 26 ноября 2020 года № 48-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации

Правовые категории в Постановлении: право собственности; приобретательная давность; добросовестность владения; давность владения; правовая определённость.

Заявитель: гражданин В.В.Волков (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: пункт 1 статьи 234 Гражданского кодекса РФ.

На его основании разрешается вопрос о добросовестности владения как об условии приобретения права собственности на земельный участок по давности владения в случае передаче лицу прежним владельцем земельного участка по сделке с намерением передать свои права владельца на недвижимое имущество, не повлекшей соответствующих правовых последствий.

Позиция заявителя: оспариваемое положение не соответствует не соответствует статьям 1, 2, 15, 19, 35, 36, 45 и 46 Конституции.

Формальный подход судов к определению добросовестности давностного владельца при неопределённости данного критерия в законе препятствует признанию права собственности в силу приобретательной давности за лицом, которому прежний правообладатель передал имущество по договору без нарушения прав и законных интересов других лиц.

Итоговый вывод решения: оспариваемое положение не противоречит Конституции.

По своему конституционно-правовому смыслу оно не предполагает, что совершение соответствующей сделки само по себе может быть основанием для признания давностного владения недобросовестным и препятствием для приобретения права собственности на вещь (земельный участок) в силу приобретательной давности при соблюдении следующих условий:

  • такая сделка является предпосылкой для возникновения владения;
  • в такой сделке выражена воля правообладателя земельного участка на его отчуждение;
  • собственник земельного участка не проявлял намерения осуществлять власть над вещью в течение владения.

Выявленный конституционно-правовой смысл оспариваемого положения является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Судебные постановления по делу заявителя, вынесенные на основании оспариваемого положения в истолковании, расходящемся с его выявленным конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Мотивы решения. В области вещных прав, в том числе в части института приобретательной давности, правопорядок особенно нуждается в правовой определённости и стабильности, что имеет особую важность как для частноправовых, так и для публичных целей. Вместе с тем требование определённости правового регулирования не исключает использование оценочных или общепринятых понятий, значение которых должно быть доступно для восприятия и уяснения субъектами соответствующих правоотношений либо непосредственно из содержания конкретного нормативного положения или из системы взаимосвязанных положений, рассчитанных на применение к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций, либо посредством выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний, в частности с помощью даваемых судами разъяснений.

Для приобретательной давности правообразующее значение имеет прежде всего не отдельное событие, состоявшееся однажды (как завладение вещью), а добросовестное длительное открытое владение, когда владелец вещи ведёт себя как собственник, при отсутствии возражений со стороны других лиц. В этом случае утративший владение вещью собственник, в отличие от виндикационных споров, как правило, не занимает активную позицию в споре о праве на вещь. При таких условиях определение добросовестности приобретателя в сделке, влекущей мгновенное приобретение права собственности, и добросовестности давностного владельца, влекущей возникновение права собственности лишь по истечении значительного давностного срока, должно предполагаться различным. Различие критериев добросовестности применительно к правовым ситуациям приобретения имущества добросовестным приобретателем (статья 302 ГК Российской Федерации) и давностного владения (статья 234 ГК Российской Федерации) обусловлено их разными целями, что требует от судов изучения фактических обстоятельств каждого конкретного дела, а это в свою очередь требует дифференцированного подхода при определении критериев добросовестности.

Складывающаяся практика применения положений о приобретательной давности свидетельствует, что для признания владельца добросовестным при определённых обстоятельствах не требуется, чтобы он имел основания полагать себя собственником имущества. Добросовестность может быть признана судами и при наличии оснований для понимания владельцем отсутствия у него оснований приобретения права собственности. Понимание добросовестности давностного владения, подразумевающее, что лицо при получении владения должно полагать себя собственником имущества, лишает лицо, длительное время владеющее имуществом как своим, заботящееся об этом имуществе, несущее расходы на его содержание и не нарушающее при этом прав иных лиц, возможности легализовать такое владение, вступает в противоречие с целями, заложенными оспариваемом положении.

Добросовестность давностного владельца не опровергает сама по себе презумпция государственной собственности на землю, поскольку ограничение для приобретения земельных участков, находящихся в государственной (муниципальной) собственности, по давности владения ставит частных лиц в заведомо невыгодное положение по отношению к публично-правовым образованиям, что нарушает принцип равенства субъектов гражданского права.