Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
Постановление от 9 июля 2020 года № 34-П по делу об охране жилого помещения осуждённого, отбывающего наказание

Правовые категории в Постановлении: право на жилище; право на защиту; право собственности; уголовный процесс; отбывание наказания; охрана жилища осуждённого; муниципальное образование; правовая определённость.

Заявитель: администрация муниципального образования город Мурманск (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: часть 2 статьи 313 Уголовно-процессуального кодекса РФ, на основании которой определяются меры по охране жилого помещения осуждённого, оставшегося без присмотра на период отбытия наказания; устанавливаются субъекты, на которых суд может возложить обязанности по принятию таких мер.

Позиция заявителя: оспариваемая норма не соответствует частям 1 и 2 статьи 19, части 1 статьи 46, части 3 статьи 123 Конституции в силу неопределённости своего нормативного содержания. Оспариваемая норма допускает возможность неоднозначного толкования понятия «меры по охране имущества» и их произвольного применения и не позволяет определить, какой именно орган, предприятие или учреждение должен нести рассматриваемые обязанности по охране жилого помещения.

Итоговый вывод решения: признать оспариваемое положение не соответствующим Конституции, её частям 1 и 2 статьи 19, части 1 статьи 35, части 1 статьи 46 и части 3 статьи 55, поскольку оно не закрепляет конкретных мер по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осуждённый; не устанавливает субъектов, на которых судом может быть возложена обязанность по принятию таких мер; не определяет, за счёт каких источников осуществляется финансирование этих мер.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения и дополнения.

Судебные решения по делу заявителя, вынесенные на основании оспариваемого положения, подлежат пересмотру на основании нового правового регулирования, если для этого нет иных препятствий.

Конституционным Судом установлены особенности исполнения Постановления, в том числе предложены меры по охране жилого помещения, остающегося без присмотра в период отбытия наказания осуждённого гражданина, который самостоятельно не принял гражданско-правовые меры по охране своего жилого помещения и не имеет такой возможности, которые вправе принять суд

Мотивы решения. Государство обязано принимать соразмерные и необходимые правовые и организационные меры, обеспечивающие защиту жилища (права на жилище), особенно в ситуации, когда гражданин в силу каких-либо объективных причин не способен самостоятельно позаботиться о своём жилище или реализация такой заботы для него существенно затруднена. Полномочие суда по принятию мер по охране оставшихся без присмотра жилища или имущества осуждённого согласуется с конституционно-правовым предназначением права на жилище и правосудия. Это полномочие необходимо для защиты, с одной стороны, прав и интересов осуждённого, а с другой – публичного интереса, который состоит в том числе в исключении бесхозяйственного обращения с жилыми помещениями. Суд принимает такое решение при отсутствии сведений, что осуждённый самостоятельно предпринял меры по охране принадлежащего ему жилого помещения (например, вселение в него членов своей семьи либо предоставление его на основании договора или ином законном основании) и что у осуждённого отсутствует возможность самостоятельно обеспечить гражданско-правовыми средствами охрану своего жилого помещения.

Действующим законодательством не урегулированы вопросы, связанные с охраной остающегося без присмотра жилища осуждённого, в том числе содержание охранных мер и порядок их исполнения, что ставит под сомнение эффективность и реальное исполнение решения суда о принятии таких мер. Вместе с тем конституционные принципы предполагают ясное, чёткое и непротиворечивое определение компетенции муниципальных образований, последовательное разграничение вопросов местного значения, взаимосогласованную регламентацию полномочий органов местного самоуправления нормативными правовыми актами различной отраслевой принадлежности (см.: постановления от 29 марта 2011 года № 2-П и от 3 июля 2019 года № 26-П).

Возложение обязанности по принятию мер по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осуждённый, на органы местного самоуправления соотносится с имеющейся у них компетенцией в сфере жилищно-коммунального хозяйства, а равно и полномочием по выявлению бесхозяйных недвижимых вещей. Однако вывод о прямом наделении указанных органов полномочиями по принятию – хотя бы и на основании судебного решения – мер по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осуждённый, не следует с определённостью из действующего правового регулирования. Кроме того, возложение на органы публичной власти такой обязанности во всяком случае требует использования закреплённых способов привлечения органов местного самоуправления к решению государственных задач с компенсацией затрат на их решение.