Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
СКО №5 (132) 2019
Изменение сроков давности привлечения к публично-правовой ответственности с обратной силой: Постановление Конституционного Cуда России от 19 января 2017 года №1-П в европейском контексте

Аннотация

Постановление российского Конституционного Суда о возможности выплаты акционерам компании «ЮКОС» компенсации, присуждённой Европейским Судом по правам человека, до сих пор не получило достаточного внимания среди исследователей, возможно, из-за сомнительного политического фона, который сопровождал его появление. Между тем содержание документа представляет значительный интерес. В статье предпринята попытка сопоставления использованных в Постановлении доводов в защиту ретроактивного увеличения срока давности привлечения к налоговой ответственности с правовыми позициями судебных органов конституционного контроля и высших судов государств – членов Совета Европы по делам, связанным с ретроактивным продлением, восстановлением или отменой сроков давности уголовного преследования (преступления по международному праву при этом не рассматриваются). Как правило, за рубежом эту экстраординарную меру применяли к преступлениям, которые остались безнаказанными из-за противоправной политики прежнего режима (нацистского, коммунистического) либо из-за неработоспособности правоохранительной системы во время войны и послевоенного восстановления. Вопреки интуитивно предполагаемой нерушимости принципов nullum crimen sine lege и lex severior retro non agit, продление неистёкших сроков давности в этих ситуациях почти повсеместно признано не противоречащим конституциям государств и статье 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Восстановление истёкших сроков встретило возражения со стороны органов конституционного контроля Венгрии, Польши и Хорватии по причине несовместимости этой меры и принципа правовой определённости. Однако в Германии, Чехии и Польше (применительно к коммунистическим преступлениям) оно было признано допустимым. Конституционные суды этих государств обосновали правомерность восстановления фикцией «заморозки» сроков давности в силу фактического отсутствия уголовного преследования за определённые преступления по воле правящего режима. Эта трактовка была признана Европейским Судом по правам человека не противоречащей статье 7 Конвенции. Точку зрения Конституционного Суда России о том, что запрет обратной силы закона, отягчающего ответственность, не охватывает сроки давности, разделяют Федеральный конституционный суд Германии, Конституционный суд Чехии и Верховный суд Польши. Напоминание о конкретно-исторических условиях применённого в деле компании «ЮКОС» подхода к толкованию статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации можно рассматривать как осторожную попытку встроить его в контекст преодоления системной безнаказанности. Однако для убедительности этой линии аргументации недостаёт фактических данных, которые свидетельствовали бы о наличии такого контекста в области российского налогового контроля в начале первого десятилетия XXI века.

Об авторе: Бобринский Николай Алексеевич – магистр юриспруденции, практикующий юрист, Москва, Россия

Автор благодарит Г.В.Вайпана и М.Р.Давлетбаева за ценные замечания, высказанные ими во время подготовки этой статьи.

Библиографическое описание: Бобринский Н. Изменение сроков давности привлечения к публично-правовой ответственности с обратной силой: Постановление Конституционного Cуда России от 19 января 2017 года №1-П в европейском контексте // Сравнительное конституционное обозрение. 2019. №5(132). С.72–89.

Скачать статью

Еще статьи номера