Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
СКО №5(126) 2018
Мониторинг конституционных новостей: август – сентябрь 2018

Индия
6 сентября 2018 года Верховный суд Индии принял решение по делу Navtej Singh Johar v. Union of India, которым признал неконституционной криминализацию гомосексуальности.

Оспоренная статья 377 Уголовного кодекса Индии введена в 1864 году и запрещает сексуальную связь «против природного порядка» – отношения с женщинами (против их воли, с насилием), с мужчинами (гомосексуальные, с насилием и без), с животными, с несовершеннолетними. Аналогичные составы действуют в уголовном законодательстве соседних государств – Пакистана, Шри-Ланки и Бангладеш. Криминализация гомосексуализма в этих странах произведена британскими колонизаторами по аналогии с Законом о содомии (Buggery Act, 1533). Решение Верховного суда касается только оспаривания конституционности уголовного преследования гомосексуальных связей.
Предыстория дела. В 2009 году Суд в составе двух судей признал статью 377 неконституционной в части криминализации гомосексуальных связей (Naz Foundation v. Govt. of NCT of Delhi). В 2013 году Суд в составе других двух судей постановил, что решение вопроса о неконституционности статьи 377 должно быть адресовано парламенту, а не судебным органам, и отменил решение 2009 года (Suresh Kumar Koushal and another v. NAZ Foundation and others). В 2016 году Суд принял к рассмотрению апелляционное ходатайство от заявителя Фонда «Наз» (Naz Foundation) и решил рассмотреть его в составе коллегии из пяти судей. Ходатайство было объединено с четырьмя другими жалобами по уголовным делам, поступившими в Суд в 2018 году.
Судебное решение, разрешающее гомосексуальные связи, содержит в мотивировочной части исследование проблем дискриминации гомосексуалистов. В основу аргументации легли ранее сформулированные Судом позиции об особой значимости сексуальной идентификации для человека (в 2014 году Суд рассматривал вопрос об официальном признании трансгендеров в деле National Legal Services Authority v. Union of India and others; в 2017 году включил право на выбор
сексуальной ориентации в число прав, гарантированных статьями 14 и 21 Конституции Индии; дело K.S. Puttaswamy and another v.Union of India).
Адвокаты заявителей выступали за признание конституционности статьи 377 Уголовного кодекса в части гомосексуальных связей, так как гомосексуальность и гетеросексуальность одинаково естественны и отражают согласие двух лиц, вступающих в половые отношения. По их мнению, «нетрадиционная» ориентация не является ни физическим, ни психическим заболеванием. В подтверждение этого они ссылаются на данные Американской психологической ассоциации. Сексуальная идентичность отражает свободный выбор человека, который не может признаваться преступным. Заявители подчеркнули, что ЛГБТ-сообщество Индии составляет 7–8 % населения и права его членов нужно признавать, так как стигматизация затрагивает не только личную жизнь, но и семейную, профессиональную и социальную. Соответственно, они нуждаются даже в большей степени защиты, чем гетеросексуалы, чтобы жить без страха и опасения за свою жизнь. Государство должно предоставить им защиту в таких областях, как занятость, выбор партнёра, право на завещание, страхование, медицинское обслуживание и других схожих сферах.
В качестве аргумента была приведена аналогия с политикой борьбы с домашним насилием в отношении женщин, которые тоже подвергаются дискриминации на основании пола. Сама статья 377 названа заявителями пережитком викторианской эпохи и анафемой концепции братства, закреплённой в преамбуле Конституции. Было предложено считать статью 377 неконституционной даже несмотря на то, что она сохранила своё действие и после принятия Конституции Индии, так как по своему смыслу уголовное преследование за гомосексуальные связи нарушает право на неприкосновенность частной жизни. Правовое основание для отмены статьи 377 связано со статьёй 21 Конституции, из которой следует, что сексуальная ориентация
должна быть защищена как часть гендерной идентичности.
При рассмотрении дела Суд опирался на концепцию прогрессивных прав и изменяющегося (трансформирующегося) конституционализма, в основе которого лежит уважение к правам человека. Конституция является не просто куском бумаги, а получает свою силу от ценностей и идеалов, закреплённых в ней. Характер конституции по отношению к правам человека определяется как «сострадательный» (англ.: compassionate). Отмечается, что обязанность защиты конституционной морали возложена на все органы власти, включая суды. При этом при нарушении прав человека, когда они принадлежат меньшинству, конституционная мораль может не совпадать с социальной. Но первая должна иметь приоритет над последней. Неспособность конституционных судов защитить конституционную мораль может привести к умалению гражданских прав. Конституционные суды созданы для защиты конституции, а не социальной морали.
Для сравнительного анализа были приведены судебные решения и законодательство США, Канады, ЮАР, Соединённого Королевства, а также использована практика Европейского Суда по правам человека.
В итоге статья 377 Уголовного кодекса была названа Судом «нерациональной, не защищающей и явно произвольной». Свобода действий человека не может быть абсолютной, но организация сексуальной жизни между двумя взрослыми партнёрами – сфера исключительно частного выбора. Статья 377 не отвечает критерию пропорционального ограничения прав, нарушает фундаментальную свободу самовыражения, включая право выбора сексуального партнёра. Положения статьи неконституционны, так как «выступают оружием в руках большинства для изоляции, эксплуатации и преследования ЛГБТ-сообщества».

Молдова
24 сентября 2018 года Конституционный суд Республики Молдова временно приостановил полномочия Президента Игоря Додона. Такое решение Суд принял по запросу депутатов от Демократической партии в связи с отказом главы государства назначить министров, кандидатуры которых дважды предложил премьер-министр Павел Филип.
Павел Филип представил Додону кандидатуры двух новых министров: министром здравоохранения, труда и социальной защиты премьер-министр Филип предложил назначить Сильвию Раду, а министром сельского хозяйства и регионального развития – Николая Чубука.
Молдавское законодательство допускает возможность Президента единожды отклонить кандидатуры министров, предложенные премьер-министром, однако при повторном выдвижении тех же кандидатов Президент обязан подписать указ об их назначении. Несмотря на это, Игорь Додон дважды отверг предложенные Павлом Филипом кандидатуры, обосновав это тем, что Раду не соответствует отдельным критериям, установленным Законом о государственной должности и статусе государственного служащего, а в отношении Чубука имеются серьёзные сомнения по поводу его неподкупности.
Согласно статье 135 Конституции, а также статье 4 Закона Республики Молдова от 13 декабря 1994 года № 317-XIII «О Конституционном суде Республики Молдова» Конституционный суд приводит обстоятельства, в связи с которыми требуется, в частности, временное отстранение Президента Республики Молдова от исполнения его обязанностей.
Конституционный суд, рассматривая запрос депутатов от Демократической партии, подтвердил, что Президент вправе лишь один раз отказаться от утверждения кандидатуры члена Правительства, отдельно указав на обязанность главы государства утвердить повторно выдвинутую кандидатуру. Принципиальный отказ Президента одобрить кандидатуры, предложенные премьер-министром, Суд расценил как неспособность главы государства исполнять свои обязанности, пояснив, что «временное отстранение» необходимо для деблокирования процесса назначения новых министров в Правительстве. Таким образом, после назначения министров Игорь Додон вернётся к выполнению функций главы государства.
Указы о назначении предложенных Павлом Филипом министров были подписаны председателем молдавского парламента Андрианом Канду, временно получившим полномочия главы государства на основании соответствующих положений Конституции.
Конституционный суд Молдовы временно приостанавливает полномочия Додона уже в четвёртый раз. Ранее причинами временного отстранения Президента послужили его отказ ввести запрет на трансляции новостей и информационно-аналитических передач из России, а также неоднократное отклонение предложенных главой правительства кандидатур министров и вице-премьеров.

Россия
9 сентября 2018 года в России прошёл единый день голосования, в который граждане страны избрали депутатов Государственной Думы Российской Федерации, высших должностных лиц и депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, глав и депутатов в представительные органы административных центров субъектов Российской Федерации.
Дополнительные выборы в Государственную Думу по одномандатным избирательным округам прошли в Амурской, Калининградской, Нижегородской, Самарской, Саратовской и Тверской областях. Всего в нижнюю палату парламента были избраны 6 представителей партии «Единая Россия» (при этом 2 представителя – от Саратовской области) и 1 представитель партии ЛДПР (Амурская область). Самый высокий процент явки избирателей был зафиксирован в Самарской
области (43,93 %), а наибольший процент голосов избирателей (65,15 %) получил кандидат в депутаты от Балашовского одномандатного избирательного округа Саратовской области.
В 22 субъектах Российской Федерации прошли прямые выборы высших должностных лиц. По итогам выборов 9 сентября был избран глава Республики Саха (Якутия), губернаторы Алтайского и Красноярского краёв, губернаторы Амурской, Владимирской, Воронежской, Кемеровской, Ивановской, Магаданской, Московской, Нижегородской, Новосибирской, Омской, Орловской, Псковской, Самарской, Тюменской областей, мэр Москвы, губернатор Чукотского автономного
округа. В 17 субъектах победу одержали кандидаты от партии «Единая Россия», а новым губернатором Орловской области стал представитель КПРФ. Самый высокий процент явки избирателей был зафиксирован в Кемеровской области и составил 66,29 %.
В Республике Хакасия, Хабаровском и Приморском краях и Владимирской области ни один из кандидатов на пост высшего должностного лица субъекта не смог набрать более 50 % голосов. В связи с этим в Приморском крае второй тур выборов был проведён 16 сентября, а в Хабаровском крае и Владимирской области, где победу одержали кандидаты от партии ЛДПР, – 23 сентября.
Итоги второго тура выборов в Приморском крае носили противоречивый характер.
Кандидата от партии «Единая Россия», исполняющего обязанности главы региона, поддержали 49,55 % избирателей, а его соперника – кандидата от КПРФ – 48,06 %. При этом по результатам предварительного подсчёта голосов (99,1 %) лидером гонки считался кандидат от КПРФ, и лишь после обработки последнего процента голосов избирателей лидером был назван кандидат от «Единой России». Кроме того, 17 сентября работники службы МЧС России ограничили доступ в территориальную избирательную комиссию (далее – ТИК) Советского района города Владивостока под предлогом проведения работ, в результате чего ТИК долгое время находилась без охраны и контроля, а документы, оставленные в её помещении – без наблюдения. В итоге избирательная комиссия Приморского края признала это «грубым вмешательством с применением административного ресурса» и признала недействительными результаты выборов на 13 избирательных участках Советского района, а также проголосовала за отмену выборов главы региона (12 голосов против одного). Новые (третьи по счёту) выборы губернатора Приморского края должны состояться в течение трёх месяцев, а именно до 16 декабря 2018 года.
Второй тур выборов главы Республики Хакасия пройдёт 21 октября.
Высшие должностные лица Республики Дагестан, Республики Ингушетия и Ямало-Ненецкого автономного округа (представители партии «Единая Россия») были избраны путём голосования депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов. 1 октября голосованием депутатов законодательного органа государственной власти был избран глава Ненецкого автономного округа.
Выборы депутатов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов состоялись в республиках Башкортостан, Бурятия, Калмыкия, Саха (Якутия), Хакасия, Забайкальском крае, Архангельской, Владимирской, Ивановской, Иркутской, Кемеровской, Ростовской, Смоленской, Ульяновской, Ярославской областях и Ненецком автономном округе.
Глав административных центров субъектов избрали жители республик Саха (Якутия) и Хакасия, Хабаровского края и Томской области.
Выборы в законодательные (представительные) органы власти административных центров субъектов прошли в республиках Адыгея, Саха (Якутия), Тыва, Хакасия, Красноярском крае, Архангельской, Белгородской, Волгоградской, Новгородской, Рязанской, Свердловской и Тюменской областях.
По данным ЦИК России, в выборах приняли участие 120 тысяч наблюдателей.

Швейцария
23 сентября 2018 года в Швейцарии состоялись референдумы по вопросу о развитии сети велосипедных дорожек, инициативам «Справедливая еда» и «Продовольственный суверенитет».
Так называемая «велосипедная инициатива» предлагала гражданам Швейцарской Конфедерации внести изменения в Конституцию и закрепить в ней за федеральным уровнем власти (вместо кантонального уровня) компетенцию в области строительства и эксплуатации велосипедных дорожек на территории страны, а также положения о важности развития сети велосипедных дорожек в стране (наряду с положениями о необходимости развития пешеходных дорожек, которые были включены в Конституцию более 40 лет назад).
Инициатива обусловлена экологичностью и популярностью данного вида транспорта в Швейцарии. Важным аргументом в пользу инициативы стала экономия: по официальным данным, около 80 % всех поездок граждан на общественном транспорте и более 50 % поездок на автомобилях не превышают расстояние в пять километров, что свидетельствует о возможности замены данного вида транспорта на велосипед.
Инициативу поддержали 73,6 % участников референдума, а 26,4 % – высказались против внесения изменений. Явка на референдум составила 37,1 % от общего числа зарегистрированных в нём лиц.
Другая инициатива – «Справедливая еда» или «За продукты питания здоровые, экологически чистые и произведённые в соответствии с самыми строгими этическими и социальными стандартами и нормами» – была предложена швейцарской партией «Зелёных» и предусматривала внесение в Конституцию изменений, в соответствии с которыми федеральные власти были бы обязаны контролировать качество продуктов питания внутри страны, а также следить за соблюдением технических правил и этических норм при производстве продуктов питания.
В частности, в случае одобрения данных изменений в Швейцарию был бы запрещён импорт продуктов питания, которые были произведены без соблюдения так называемых «справедливых стандартов» (например, выплата заработной платы работникам). Под запрет могли бы попасть такие продукты и товары, как гусиная печень и лягушачьи лапки, а также изделия из меха.
Правительство Швейцарии и большинство членов парламента высказались против инициативы, аргументировав это тем, что её принятие неминуемо приведёт к росту цен, которые сегодня уже существенно выше, чем в соседних странах. Кроме того, как отметили парламентарии, действующие стандарты качества продукции в стране и так очень высокие.
С позицией государственных органов власти согласились и участники референдума, которые отклонили инициативу (61,3 % голосов против 38,7 %). Явка на референдум составила 37 %.
Инициатива «Продовольственный суверенитет» была внесена профсоюзами, поддержана партиями левого толка и основана на программе из 10 пунктов, запрещающей использование генетически модифицированных организмов при производстве местной
сельскохозяйственной продукции.
Правительство и парламент не поддержали и эту инициативу, обосновав это возможностью подрыва конкурентоспособности швейцарской сельскохозяйственной продукции и возникновения препятствий к внедрению инноваций.
Соответствующие поправки к Конституции, устанавливающие обязанность федеральных органов власти принимать меры для повышения уровня производимых в стране продуктов питания, были отклонены гражданами Швейцарии (68,4 % против 31,6 %).

Швеция
9 сентября 2018 года, во второе воскресенье сентября, в Швеции состоялись парламентские выборы. В этот день также проводились региональные и муниципальные выборы в представительные органы соответствующих уровней.
Риксдаг – однопалатный парламент Швеции – состоит из 349 депутатов, которые избираются сроком на четыре года на основе пропорциональной избирательной системы с возможностью преференциального голосования, позволяющего избирателю поддержать предпочтительных кандидатов, не будучи связанным партийным списком. Территория Швеции поделена на 29 избирательных округов, за которыми закреплены 310 мандатов Риксдага. Остальные 39 мандатов являются уравнивающими и заполняются на основе результатов голосования по всей стране. При
этом право быть представленными в парламенте получают партии, набравшие не менее 4 % от общего числа голосов избирателей или не менее 12 % голосов в любом избирательном округе.
Стабильно высокая явка избирателей, во многом обусловленная доверием шведов к демократическим институтам, на выборах 2018 года составила 87,1 %. Такой процент активности избирателей стал рекордным за последние 33 года.
В парламентских выборах приняли участие 33 политические силы, 8 из которых, преодолев заградительный барьер, получили мандаты в Риксдаге. Главными конкурентами в избирательной гонке стали Социал-демократическая партия, правоцентристская Умеренная коалиционная партия и партия правого толка «Шведские демократы».
Победу одержала Социал-демократическая партия во главе с действующим премьер-министром Швеции Стефаном Лёвеном, получив 28,3 % голосов избирателей и 100 мест в парламенте соответственно. Социал-демократы доминируют на политической арене королевства многие десятилетия и хотя по результатам прошедших выборов партии удалось обойти конкурентов, она продемонстрировала худший результат за всю свою историю, потеряв 13 мандатов в Риксдаге.
Ожесточённая борьба за второе место развернулась между Умеренной коалиционной партией и партией «Шведские демократы». Хотя второе место избиратели отдали Умеренной коалиционной партии, которую возглавляет Ульф Кристенссон, позиция правоцентристов в парламенте сильно пошатнулась – они потеряли 14 мест в Риксдаге, получив лишь 19,8 % голосов избирателей и 70 мандатов в новом созыве.
С минимальным отрывом третье место на выборах в Риксдаг заняла партия «Шведские демократы» во главе с Йимми Окессоном. Результат партии – 17,5 % голосов избирателей и 62 депутатских мандата в парламенте – можно считать триумфом правых сил страны. При этом успех партии не стал неожиданностью: согласно опросам общественного мнения, «правые» заручились поддержкой от 16 до 25 % избирателей. Партия «Шведские демократы» постепенно усиливает своё влияние в политической жизни королевства: дебютировав на парламентских выборах в 2010 году, партия едва преодолела проходные 4 %, а в 2014 году «Шведским демократам» уже удалось завоевать симпатии 12,9 % избирателей. Успех партии на парламентских выборах 2018 года связывают с тем, что её предвыборная программа предлагала решение, в частности, такой острой для Швеции проблемы, как разразившийся миграционный кризис, в ходе которого Швеция приняла самое большое число беженцев в пересчёте на душу собственного населения. В этих условиях программа партии «Шведские демократы», в которой предлагались ограничение приёма беженцев, противостояние глобализации и исламизации, а также выход из Европейского Союза, получила широкую поддержку у шведских граждан.
Оставшиеся мандаты были распределены между Центристской партией (8,6 % голосов и 31 мандат), Партией левых (8 % голосов и 28 мандатов), Христианско-демократической партией (6,3 % голосов и 22 мандата), Либеральной партией (5,5 % голосов и 20 мандатов) и партией «Зелёных» (4,4 % голосов и 16 мандатов). Все они улучшили свои показатели по сравнению с результатами выборов 2014 года, кроме партии «Зелёных», которая потеряла 9 мандатов в парламенте нового созыва.
Остальным политическим партиям, принявшим участие в выборах, не удалось преодолеть заградительный барьер и быть допущенными к распределению депутатских мандатов.
По итогам голосования партии правящего «красно-зелёного блока» (Социал-демократическая партия, Партия левых и партия «Зелёных») получили незначительное преимущество по сравнению с оппозиционным правоцентристским альянсом (Умеренная коалиционная партия, Либеральная партия, Христианско-демократическая партия, Центристская партия): 144 мандата в Риксдаге против 143 соответственно. Оставшиеся 62 депутатских кресла заняли представители
партии «Шведские демократы», об отказе в сотрудничестве с которой заявили оба альянса. В данных условиях вопрос достижения консенсуса в парламенте при избрании премьер-министра Швеции обозначился особенно остро.

ЮАР
18 сентября 2018 года Конституционный суд Южно-Африканской Республики вынес постановление, в котором подтвердил, что положения Акта о наркотиках и наркоторговле 1992 года в части, распространяющей запрет на выращивание на частной территории растений конопли для личного потребления, не соответствуют Конституции.
Поводом к рассмотрению дела явилось обращение заинтересованных лиц с заявлением об оспаривании приказа о неконституционности указанных выше положений, вынесенного Высоким судом Западно-Капской провинции по итогам рассмотрения ряда схожих дел. В соответствии со статьёй 169 Конституции ЮАР высокие суды провинций уполномочены принимать решения по любому конституционному вопросу, за исключением дел, которые входят в компетенцию Конституционного суда, а также дел, которые актом парламента были переданы другому суду, имеющему статус, аналогичный статусу Высокого суда. При этом, согласно статье 172 Конституции, Верховный апелляционный суд, Высокий суд или суд аналогичного статуса могут издать приказ относительно конституционности акта парламента, провинциального акта или любого действия Президента, но приказ о неконституционности акта вступает в силу только лишь в случае его подтверждения Конституционным судом.
Предметом рассмотрения Конституционного суда явилась неопределённость в вопросе о том, соответствует ли Конституции ЮАР нормативное регулирование отношений, связанных с обращением растений конопли (каннабиса), закреплённое в положениях различных законодательных актов.
В мотивировочной части постановления Конституционный суд провёл анализ позиции Высокого суда Западно-Капской провинции, сформированной последним при рассмотрении ряда однородных жалоб. Особое внимание уделено существующим в доктрине и зарубежной практике подходам к толкованию права на неприкосновенность частной жизни, его содержанию и соотношению с иными правами человека и гражданина. По мнению Конституционного суда, установленные ограничения являются превышением допустимых пределов регламентации образа жизни и неоправданным вторжением в сферу частной жизни личности, в силу чего являются «конституционно недействительными».
В соответствии со статьёй 14 Конституции ЮАР каждый имеет право на неприкосновенность личной жизни, включающую в себя: неприкосновенность личности; неприкосновенность жилья при обыске; неприкосновенность собственности при обыске; запрет наложения ареста на имущество; тайну личного общения. Исследуя природу права на неприкосновенность личной жизни, Конституционный суд использовал подходы и правовые позиции, в соответствии с которыми оно может быть определено как «право быть оставленным в покое», а пределы права на неприкосновенность ограничены законными ожиданиями на невмешательство извне. Право на неприкосновенность личности в контексте обращения с наркотическими средствами и
психотропными веществами обладает содержанием, которое, следуя судебной практике штата Аляска по рассмотрению спорных вопросов владения марихуаной, рассматривается как право на владение и потребление таких веществ в доме или помещении. Исключение составляют случаи, когда государство не располагает достаточными аргументами в пользу того, что запрет владения марихуаной в домашних условиях неотъемлемо служит достижению законного государственного интереса.
Рассуждая о пропорциональности оспариваемого ограничения, Конституционный суд отметил, что ограничение прав личности возможно лишь на основе закона и должно быть основано на таких принципах, как достоинство человека, равенство прав и свобод личности, а оспариваемый запрет невозможно отнести к мерам, влекущим минимальные ограничения возможностей личности, в силу чего спорные положения не являются должным образом обоснованными.
При этом, оценивая социальные риски и возможные негативные последствия легализации потребления каннабиса, Конституционный суд обратил внимание на недостаточность данных, подтверждающих эффективность мер по криминализации потребления растений, содержащих наркотические и психотропные вещества, а также обосновывающих достаточным образом допустимость легализации потребления каннабиса. Значимым при принятии Высоким судом решения фактором стал опыт зарубежных юрисдикций, исключивших применение мер ответственности за использование каннабиса для личного потребления. Однако сложным для решения на практике остаётся вопрос применения количественного критерия при определении
размера культивируемого или хранимого растения, содержащего наркотические средства или психотические вещества, для личного потребления, что в свою очередь предоставляет свободу усмотрения сотрудникам полиции.
Конкретизируя понятие частной территории в части, касающейся выращивания и потребления каннабиса, Конституционный суд отметил, что данное понятие не следует отождествлять исключительно с частным домом, частным жилищем. При разрешении споро значимым для дела является личное потребление, то есть потребление в отсутствие детей, публики и лиц, не согласных с данной моделью поведения.
Постановление Конституционного суда также включает в себя предписание парламенту об устранении «конституционных дефектов» в течение 24 месяцев и внесении соответствующих изменений в действующее законодательство.

Ведущая мониторинга – Елена Ильина. В подготовке мониторинга участвовали: Елена Ильина (Россия, Швейцария), Юлия Рудт (Индия), Таисия Сидоренко (ЮАР), Анна Швец (Молдова, Швеция).

Библиографическое описание: Мониторинг конституционных новостей: август–сентябрь 2018 // Сравнительное конституционное обозрение. 2018. №5(126). С.4–10.

Еще статьи номера