СКО №1(128) 2019
Мониторинг конституционных новостей: декабрь • 2018 – январь • 2019 

Армения

9 декабря 2018 года в Армении прошли досрочные парламентские выборы, по результатам которых были избраны 132 депутата Национального собрания Республики Армения.
В соответствии со статьёй 149 Конституции Армении (в ред. 2015 года), в случае отставки премьер-министра Национальное собрание избирает премьер-министра большинством голосов от общего числа депутатов. В случае неизбрания премьер-министра через семь дней после голосования проводятся новые выборы премьер-министра. Если премьер-министр не избирается большинством голосов от общего числа депутатов, то Национальное собрание распускается в силу права.
После окончания «бархатной революции», продлившейся с 13 апреля по 8 мая 2018 года, в Армении началось политическое противостояние, одну сторону которого представлял вновь избранный премьер-министр Никол Пашинян, а другую – парламент, большинство мест в котором занимали представители Республиканской партии Армении (РПА).
16 октября 2018 года премьер-министр Никол Пашинян подал в отставку, объяснив свой уход необходимостью проведения вне очередных парламентских выборов.
Поскольку кандидатура Николы Пашиняна, вновь выдвинутого на должность премьер-министра, дважды была отклонена Национальным собранием, Президент Армении 1 ноября 2018 года подписал первый в истории страны указ о роспуске Национального собрания и назначении досрочных выборов на 9 декабря.
В прошедших выборах приняло участие два политических блока и девять политических партий. Электоральный барьер для политических партий составил 5 % голосов избирателей, для блоков – 7 %. Отметим, что 29 октября 2018 года Национальное собрание отклонило поправки в Избирательный кодекс Армении, предусматривающие снижение проходного порога на выборах.
По итогам парламентских выборов первое место занял блок «Мой шаг», за который свои голоса отдали 70,42 % избирателей, что позволило его представителям получить 88 мандатов в Национальном собрании, то есть абсолютное большинство. Блок «Мой шаг», во главе которого стоит Никол Пашинян, включает в себя две политические партии: «Гражданский договор» и партию «Миссия».
Второе место заняла политическая партия «Процветающая Армения». С результатом в 8,37 % голосов партия получила 26 мест в парламенте. На третьем месте – политическая партия «Светлая Армения», завоевавшая 6,37 % голосов избирателей и представленная в новом составе парламента 18 депутатами.
Остальные политические силы, принявшие участие в парламентских выборах, включая бывшую правящую РПА, не смогли преодолеть электоральный барьер. По результатам выборов РПА набрала 4,7 % голосов.
Явка на выборы составила 48,63 %, что существенно ниже, чем на предыдущих парламентских выборах, состоявшихся в октябре 2017 года.

Бахрейн

1 декабря 2018 года состоялись выборы в Совет представителей Национального собрания Королевства Бахрейн, по результатам которых граждане избрали 40 депутатов.
В соответствии со статьями 51–58 Конституции Бахрейна Национальное собрание (парламент страны) состоит из двух палат: верхней палаты – Консультативного совета, 40 членов которого назначаются Королевским приказом, и нижней – Совета представителей, которая, в свою очередь, состоит из 40 депутатов, избираемых прямым, тайным всеобщим голосованием сроком на четыре года.
Выборы в Совет представителей проводятся по мажоритарной системе в 40 одномандатных округах страны. В случае, если ни один из кандидатов в округе не набирает абсолютного большинства голосов избирателей, проводится второй тур выборов, к участию в котором допускаются два кандидата, набравшие большинство голосов в данном округе.
Всего для участия в выборах в нижнюю палату парламента Бахрейна зарегистрировалось 293 кандидата. По итогам первого тура, прошедшего 24 ноября 2018 года, абсолютное большинство голосов избирателей смогли набрать лишь 9 кандидатов. 1 декабря состоялось повторное голосование за 31 парламентское место, которое не было распределено в первом туре. Из 40 мест в нижней палате парламента 35 заняли независимые депутаты, 3 места получили представители основной салафитской партии Бахрейна «Al Asalah», ещё 2 места теперь представлены депутатами от политического блока «Прогрессивная демократическая трибуна». Спикером Совета представителей впервые в истории государства Бахрейн была избрана женщина – Фузия Зайнал.
Статьёй 57 Конституции Бахрейна установлены требования к кандидатам в депутаты, в соответствии с которыми последние должны быть не моложе 30 лет, являться гражданами Бахрейна и свободно владеть арабским языком.
Явка на прошедших выборах оказалась самой высокой в истории страны и составила 67 % от общего числа лиц, зарегистрированных в качестве избирателей. На предыдущих парламентских выборах 2014 года явка составила 53 %. В то же время оппозиция, лидеров которой не допустили к участию в парламентских выборах, отмечает, что фактический уровень явки составил не более 30 %. Именно из-за того, что запрещённые оппозиционные партии не были допущены к выборам, многие эксперты рассматривают парламентские выборы в Бахрейне 2018 года как
«псевдовыборы».

Венгрия
11 декабря 2018 года Конституционный суд Венгрии вынес решение, в котором определил, что право лица на справедливое судебное разбирательство включает в себя право на обращение в суд и охватывает по своему содержанию как право инициировать судебное разбирательство, так и право на рассмотрение и разрешение всех существенных для определения прав и обязанностей сторон вопросов.
Основанием для рассмотрения дела явилась конституционная жалоба. Согласно обстоятельствам дела, заявитель перенёс операцию, последствия которой привели к осложнениям и значительной утрате им здоровья. Заявитель подал иск против медицинского учреждения о возмещении ущерба, возникшего в результате отсутствия должной медицинской помощи и ухода за пациентом.
Суд первой инстанции признал за учреждением обязательство возместить заявителю ущерб, но также отметил, что право заявителя на возмещение ущерба может быть утрачено в случае, если учреждение сможет обосновать, что наступление неблагоприятных постоперационных последствий было спрогнозировано при выборе видов медицинского вмешательства и охватывалось риском медицинского вмешательства. Учреждение обратилось с требованием о пересмотре решения в Апелляционный суд Будапешта, который оставил в силе решение суда первой инстанции. Решение апелляционного суда было направлено на пересмотр по заявлению ответчика о нарушении процессуального законодательства. По мнению вышестоящего суда,
рассмотрение и принятие нижестоящим судом заключения медицинского эксперта, в котором констатировалась значительная утрата здоровья пациентом, в качестве доказательства было необоснованным, а окончательное решение по удовлетворению основного требования в связи с отсутствием и предполагаемым направлением сведений о представлении пациенту должной информации, связанной с оказанием медицинской помощи, принято быть не может.
Оценивая жалобу на соответствие критерию допустимости, Конституционный суд подчеркнул, что оценка законности и обоснованности судебного решения не входит в полномочия Конституционного суда, рассмотрение жалобы обусловлено необходимостью устранения сомнений в фундаментальной природе закона, применяемого в деле.
Конституционный суд постановил следующее: когда окончательное решение суда первой инстанции было отменено, а детали встречного иска не были рассмотрены по существу, решение судебного органа не соответствует содержанию и конституционно-правовому смыслу применённых в деле норм. Рассуждая о содержании права лица на справедливое судебное разбирательство, Конституционный суд подчеркнул, что оно предполагает не только право на обращение за судебной защитой, но также и возможность делать заявления в рамках процесса о фактах и вопросах права, лежащих в основе решения суда, которое способствует разрешению вопросов о правах и обязанностях сторон. Праву на обращение в суд корреспондирует обязан-
ность суда рассмотреть все элементы иска, встречного иска.

Германия
13 декабря 2018 года Бундестаг принял поправки к закону о реестре рождений, разрешающие указывать значение «иной пол» в качестве пола для лиц, имеющих половые признаки мужчины и женщины одновременно (включая разные гениталии, различный хромосомный ряд). Для
внесения изменений в уже действующие документы, предназначенные для идентификации таких лиц, требуется медицинское заключение. 1 января 2019 года изменения вступили в силу.
С 2013 года в Германии разрешалось оставлять графу «пол» незаполненной в документах при рождении ребёнка со смешанным полом (именуется также «интерсекс»). В 2017 году Федеральный конституционный суд Германии постановил, что принуждение «интерсексов» к выбору между мужским и женским полом является дискриминацией. По мнению Суда, защита права частной жизни и права на свободное развитие личности включает в себя и защиту гендерной идентичности. Суд поручил законодателю разработать поправки к закону, разрешив гражданам указывать на иной пол, нежели мужской или женский, или отказаться от полового разграничения в целом.
Новый закон нашёл своих критиков среди ЛГБТ-активистов, которые указывают на сохраняющуюся невозможность указания на иной пол для лиц, не имеющих медицинского
заключения, но психологически не идентифицирующих себя ни с мужчиной, ни с женщиной. Как свидетельствуют подготовительные материалы парламента, возможность выбора иного пола в случае такой психологической идентификации парламентом обсуждалась. В пояснительной записке к законопроекту указывалось, что Всемирная организация здравоохранения и Немецкая медицинская ассоциация не считают трансгендеров и интерсексуалов лицами, страдающими психическими заболеваниями. Эти организации поддерживают предоставление таким лицам права на указание иного пола без необходимого медицинского освидетельствования, которое само по себе представляет вторжение в личную жизнь граждан.
По статистике ООН 1,7 % населения мира рождается интерсексуалами. Австралия, Индия, Мальта, Непал, Новая Зеландия и США также разрешают указание на иной пол в документах граждан.

Канада
11 января 2019 года Верховный суд Канады вынес решение по делу Frank v. Canada, в котором постановил, что запрет гражданам голосовать на федеральных выборах, если они проживают за пределами Канады более пяти лет, является неконституционным.
Закон Канады о выборах гласит, что любой гражданин в возрасте 18 лет и старше имеет право голосовать, если он постоянно проживает в Канаде. Граждане, которые проживают за границей более пяти лет, не имеют активного избирательного права (к исключениям относятся военнослужащие и государственные служащие, направленные в иные страны).
Более миллиона канадских граждан, живущих за границей, не были допущены к голосованию из-за установленного запрета в ходе последних парламентских выборов 2011 года (всего за границей проживает 8 % населения или 2,8 млн граждан Канады, как отмечается в решении Суда). У многих сохранялись рабочие, семейные и социальные связи с Канадой. Некоторые получали пенсии или платили налоги в Канаде.
Двое заявителей – граждане Канады – также попали под действие запрета и не были допущены к участию в федеральных выборах в Канаде в 2011 году. Оба проживают в США, имеют тесные связи с Канадой и надеются вернуться, если смогут найти подходящую работу. Правовая аргументация истцов сводилась к нарушению раздела 3 канадской Хартии прав и свобод, поскольку для них устанавливался абсолютный запрет голосовать на выборах только на основании проживания заграницей. В разделе 3 Хартии указано, что каждый гражданин Канады имеет право голосовать на федеральных выборах.
Генеральный прокурор от имени федерального правительства согласился с тем, что запрет ограничивает право граждан Канады на голосование. Однако в разделе 1 Хартии говорится, что определённые права могут быть ограничены, но только в том случае, если ограничение разумно и может быть оправдано в свободном и демократическом обществе. Генеральный прокурор утверждал, что данный запрет имеет разумные основания и обоснован в соответствии с требованиями Хартии. Кроме того, гражданин Канады в любой момент может вернуться на постоянное проживание в страну и тем самым восстановить своё избирательное право.
Судья первой инстанции указал, что запрет, ограничивающий право голоса, не был оправданным. Апелляционный суд не согласился и заявил, что запрет является конституционным.
Большинство судей Верховного суда проголосовали за отмену запрета, так как назначение места жительства должно помогать гражданину определить, где проголосовать, но не может влиять на предоставление права участия в голосовании.
Принимая решение, судьи указали, что запрет не выдерживает тест на соразмерность. Если признать конституционной цель проведения честных и справедливых выборов, то выбранный запрет не имеет рациональной связи с данной целью. Более того, отсутствуют доказательства того, что кто-либо когда-либо жаловался на голосование нерезидентов. Напротив, такой запрет наносит ущерб правам граждан больше, чем необходимо, потому что он настолько широк, что лишает людей с устойчивой связью с Канадой (несмотря на длительное отсутствие) их права голоса. Таким образом, негативные эффекты запрета перевешивают позитивные.

Литва
11 января 2019 года Конституционный суд Литвы вынес решение, в котором признал конституционность пункта 5 части 1 статьи 43 Закона Литовской Республики о правовом статусе иностранцев, согласно которому разрешение на временное проживание может быть выдано иностранному лицу в случае воссоединения семьи, если в Литве проживают члены семьи такого лица, которые получили разрешение на временное проживание. При этом Конституционный суд расширил толкование данной нормы указав, что она допускает предоставление указанного разрешения в случае воссоединения семьи так же лицам одного пола, брак между которыми был заключён на территории иностранных государств и не признаётся национальным законодательством в связи с введённым в стране запретом на брак между лицами одного пола.
Основанием для рассмотрения дела стал запрос Высшего административного суда Литвы. Поводом для обращения в Суд стала обнаружившаяся неопределённость в вопросе о том, соответствуют ли Конституции нормы, регламентирующие положение иностранных лиц, в которых отсутствует указание на возможность предоставления вида на жительство лицу при воссоединении семьи, в которой супругами являются лица одного пола. Согласно запросу, оспариваемое регулирование вступает в противоречие с конституционным требованием о недопустимости ограничения прав человека и дискриминации в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, социального положения, вероисповедания, убеждений или взглядов.
В процессе подготовки дела к слушанию Судом были запрошены и изучены позиции органов власти и научного сообщества. В ходе рассмотрения дела Суд отметил, что вопросы семейных отношений, определения таких понятий, как «члены семьи» и «супруги» не входят в предмет регулирования оспариваемого Закона. Положения Закона устанавливают исчерпывающий перечень оснований для предоставления вида на жительство. При этом, устанавливая порядок въезда и выезда, проживания, закрепляя интеграцию в общество и защиту иностранных лиц на территории Литвы, Закон не содержит прямого указания на то, чтобы лица, состоящие в браке,
были разного пола. Таким образом, при воссоединении семьи положение разнополых и однополых супругов должно быть одинаковым.
Рассуждая над конституционными основами и содержанием института семьи и брака Суд подчеркнул, что семья является основой для общества и государства, основную задачу государства составляет охрана и опека семьи, материнства, отцовства и детства. Вместе с тем конституционная концепция семьи основана на взаимной ответственности её членов, понимании, эмоциональной привязанности между ними, добровольном принятии определённых прав и обязанностей и не может быть сведена исключительно к браку. Брак является лишь одной из основ семьи, не исключающей существование иных форм её проявлений. Если концепция брака предполагает достижение консенсуса между мужчиной и женщиной, то семья представляет собой нейтральную категорию, лишённую гендерной окраски. Стремление же защитить институт брака не может являться основанием для применения к лицам ограничений в зависимости от их сексуальной ориентации.
Особое внимание Суда было обращено на связь национального законодательства и положений правовых актов Европейского Союза, поскольку требование о соблюдении согласованности между актами данных уровней закреплено в статье 1 Закона. Основой статуса граждан государств – членов Союза является гражданство, в силу которого данным лицам и членам их семей предоставляется право на свободу передвижения и проживания на территории государств – членов Союза. Право на свободу передвижения подразумевает соблюдение требований по защите
и охране частной и семейной жизни граждан государств – членов Союза, недопустимости дискриминации по половому признаку и в зависимости от сексуальной ориентации.
Свобода передвижения и проживании на
территории государств – членов Союза являлась предметом рассмотрения и толкования Европейского Суда по правам человека, который в одном из своих решений указал, что понятие «супруг» является гендерно нейтральным и может включать в себя и супруга того же пола, что и гражданин. Более того, в случае, если у гражданина третьей страны возникает право проживать на территории государства – члена Союза, применение национального законодательства, запрещающего предоставление такого права, представляется недопустимым. При этом обязательство признавать однополые браки, заключённые на территории иных государств-членов, при решении вопроса о предоставлении права на проживание, не является посягательством на институт брака.

Россия
27 декабря 2018 года Президент России Владимир Путин подписал Федеральный закон № 561-ФЗ «О внесении изменения в Федеральный закон “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”».
Федеральный закон «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» был дополнен статьёй 10.1, устанавливающей ответственность члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы за нарушение отдельных ограничений, запретов и неисполнение обязанностей, направленных на противодействие коррупции.
В качестве мер ответственности, подлежащих применению к членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы за совершение указанных нарушений, в Федеральном законе указываются предупреждение и освобождение от должности в Совете Федерации, Государственной Думе (за исключением должности члена комитета Совета Федерации, комитета Государственной Думы), не влекущие прекращения полномочий членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы.
При этом, согласно Федеральному закону, порядок принятия решения о применении к члену Совета Федерации, депутату Государственной Думы одной из мер ответственности должен быть определён регламентом соответствующей палаты Федерального Собрания Российской Федерации.
Кроме того, Федеральный закон предусматривает обязательное опубликование информации о применении к члену Совета Федерации, депутату Государственной Думы меры ответственности в виде предупреждения в официальном издании Федерального Собрания Российской Федерации и её размещение на официальном сайте Совета Федерации и Государственной Думы соответственно.
27 декабря 2018 года Президент России подписал Федеральный закон № 555-ФЗ «О внесении изменения в статью 3.1 Федерального закона “О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации”».
Реформированный Федеральный закон устанавливает отдельные ограничения и запреты в отношении граждан государств, которые приняли решение о запрете въезда граждан Российской Федерации на территории этих государств и об аресте активов граждан по мотиву причастности граждан Российской Федерации к нарушению прав человека в Российской Федерации. Предметом указанного Федерального закона является также порядок признания деятельности иностранной или международной неправительственной организации нежелательной на территории Российской Федерации, а также последствия такого признания.
До внесения изменений в Федеральный закон деятельность иностранной или международной неправительственной организации могла быть признана нежелательной, если она представляла угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства.
Изменения, внесённые в Федеральный закон, направлены на предотвращение попыток вмешательства иностранных и международных организаций в избирательный процесс России. Так, согласно новой редакции Закона, нежелательная деятельность таких организаций в России может заключаться в том числе в создании благоприятных условий или, напротив, препятствий в выдвижении кандидатов или их списков, избрании зарегистрированных кандидатов, проведении референдума, а также в достижении определённого результата на выборах или референдуме.
27 декабря 2018 года Президент России подписал Федеральный закон № 507-ФЗ «О внесении изменений в статьи 6 и 11 Федерального закона “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации”», направленный на изменение условий выдачи иностранцам разрешений на временное проживание в России без учёта утверждённой Правительством Российской Федерации квоты.
Согласно новеллам, иностранному гражданину, состоящему в браке с гражданином России, имеющим место жительства в Российской Федерации, может быть выдано разрешение на временное проживание исключительно в том субъекте Российской Федерации, в котором расположено место жительства супруга (супруги) этого иностранного гражданина.
При этом таким иностранным гражданам разрешается изменять место своего проживания в случае их переезда к новому месту жительства своего супруга (супруги) или в связи с получением статуса участника (члена семьи участника) Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, и переездом в связи с этим в другой субъект Российской Федерации.

Ведущая мониторинга – Елена Ильина. В подготовке мониторинга участвовали: Юлия Рудт (Германия, Канада), Таисия Сидоренко (Венгрия, Литва), Анна Швец (Россия), Сергей Явкин (Армения, Бахрейн).

Библиографическое описание:
Мониторинг конституционных новостей: декабрь 2018 – январь 2019 // Сравнительное конституционное обозрение. 2019. № 1 (128). С. 4–10.

Еще статьи номера