СКО №5(114) 2016
Мониторинг конституционных новостей: август – сентябрь 2016

Австралия
5 сентября 2016 года Высокий суд Австралии вынес решение по делу «Мёрфи против Председателя избирательной комиссии» (Murphy v. Electoral Commissioner, [2016] HCA 36), в котором единогласно признал конституционно допустимыми положения Акта о выборах Содружества (Commonwealth Electoral Act) 1918 года, не позволяющие председателю избирательной комиссии вносить дополнения или изменения в списки избирателей по истечении семи дней после издания предписания о проведении выборов.
Суд не счёл обоснованными аргументы заявителей о том, что оспариваемые нормы препятствуют индивидам, потенциально имеющим право голоса, участвовать в голосовании и, как следствие, нарушают конституционное требование, которое устанавливает, что члены парламента избираются населением напрямую (статьи 7 и 24 Конституции Австралии).
Решение включает в себя шесть совпадающих мнений судей, в которых они высказывают свои доводы в пользу конституционности оспариваемых законоположений. Среди прочих достойных внимания аргументов отметим вывод судей Френча и Белла о том, что появление технологических возможностей для продления периода составления списков избирателей не делает существующее в течение многих лет законодательное регулирование чрезмерно обременительным или недействительным. По мнению судьи Гагелера, удовлетворение требований заявителей означало бы необходимость проведения избирательной реформы, чего Высокий суд не может потребовать от парламента, а следовательно, заявителям следует адресовать свои притязания непосредственно парламентариям, а не Суду.

Азербайджан
26 сентября 2016 года в Азербайджане состоялся референдум, по итогам которого были приняты поправки к Конституции Республики, инициированные Президентом Ильхамом Алиевым. По данным Центральной избирательной комиссии Азербайджана, явка на референдум составила 69,7 % от общего числа лиц, зарегистрированных для участия в референдуме.
Граждане Азербайджана своим решением должны были одобрить или отклонить внесение изменений в 29 статей Конституции. Наиболее важными из принятых изменений стали: увеличение срока полномочий Президента с 5 до 7 лет (91,2 % голосов от общего числа граждан, принявших участие в референдуме); введение постов первого вице-президента и вице-президента (89 %); снижение возрастного ценза для кандидатов в депутаты с 25 до 18 лет (88,3 %) и ликвидация возрастного ценза для кандидатов в президенты (91 %). Изменённая по итогам проведения референдума Конституция наделяет Президента правом роспуска Милли Меджлиса
(парламента Азербайджана) и объявления внеочередных досрочных президентских выборов; отменяет пропорциональную избирательную систему в стране, оставляя только мажоритарную; закрепляет изменения, направленные на ограничение проведения публичных мероприятий в целях защиты общественного порядка и морали, а также затрагивает названный в Основном законе неприкосновенным институт собственности – теперь неиспользуемый земельный участок может быть по решению суда перераспределён в пользу другого лица с возмещением владельцу его рыночной стоимости.
Ранее Конституционный суд Азербайджана в своём решении признал законность вынесения на референдум поправок к Основному закону. Однако, по мнению оппозиции, вынесенные на референдум поправки направлены на укрепление авторитарного режима в стране. С разрешения городских властей в Баку состоялись акции против проведения референдума.
Венецианская комиссия Совета Европы в своём первичном заключении по поводу вынесенных на референдум поправок к Конституции Азербайджана высказала мнение о том, что данные поправки нарушают баланс между ветвями власти. Эксперты Совета Европы также отметили, что увеличение срока президентских полномочий может усилить исполнительную власть в стране, а полномочие Президента по роспуску парламента ограничивает независимость последнего. При этом эксперты положительно оценили изменения, провозглашающие уважение и защиту достоинства личности, право на достойное обращение и защиту от произвола, а также положения о том, что «ограничение прав и свобод должно быть соразмерным целям, которые государство стремится достичь».

Белоруссия
11 сентября 2016 года состоялись выборы в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь шестого созыва. В новый состав нижней палаты парламента были избраны 110 депутатов, 28 из которых являлись депутатами Национального собрания пятого созыва. Явка на выборы составила 74,8 % от общего числа лиц, зарегистрированных в качестве избирателей.
Выборы в Палату представителей Республики Беларусь проходят по одномандатным избирательным округам, депутаты избираются сроком на 4 года. В состав избранного в сентябре парламента вошли 16 представителей от политических партий и 94 беспартийных депутата. 8 мест получили кандидаты от Коммунистической партии Беларуси, которая является самой крупной в республике коммунистической организацией и активно поддерживает политику, проводимую действующим Президентом страны. По 3 места в нижней палате заняли представители от Республиканской партии труда и справедливости и Белорусской патриотической партии. Впервые в состав белорусского парламента были избраны 2 представителя от оппозиционных партий – один от Либерально-демократической партии и один от Объединённой гражданской партии.
Вслед за всеобщими выборами 13 сентября 2016 года прошли выборы сенаторов в Совет Республики Национального собрания Республики Беларусь. На прошедших в этот день заседаниях Советами депутатов базового уровня в областях и Минским городским Советом депутатов путём тайного голосования были избраны по восемь членов Совета Республики от каждой области и города Минска, всего – 56 сенаторов.
16 сентября 2016 года ЦИК Белоруссии проголосовала за регистрацию избранных в Палату представителей депутатов и подвела итоги выборов в верхнюю палату парламента.
За проведением выборов следило большое количество международных наблюдателей, в том числе представители Шанхайской организации сотрудничества и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), а также правозащитные организации. Международные наблюдатели от Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ отметили, что выборы были хорошо организованы, однако не обошлось и без нарушений. В частности, в период проведения предвыборной агитации избирателям было предоставлено недостаточно информации об избирательной кампании, политических альтернативах и кандидатах в депутаты. В день проведения выборов около 20 % наблюдателей не имели возможности видеть, как происходит подсчёт голосов; урны, используемые для досрочного голосования, не охранялись в достаточной степени и были неправильно опечатаны.

Бразилия
31 августа 2016 года состоялось заседание Федерального сената (верхней палаты парламента) Бразилии, на котором 61 голосом против 20 сенаторы проголосовали за отрешение от должности действующего Президента Дилмы Русеф.
В сентябре 2015 года представители оппозиционных партий подали запрос в Палату депутатов (нижнюю палату парламента) Бразилии о начале процедуры импичмента в отношении Президента. Основанием для запроса явились предъявленные главе государства обвинения в незаконном использовании бюджетных средств, которые, по словам оппозиции, были потрачены ею на избирательную кампанию 2014 года по выборам Президента. В декабре запрос был одобрен председателем нижней палаты парламента Эдуарду Куньей, а 12 апреля 2016 года – специально созданной парламентской комиссией, в состав которой вошли представители всех парламентских фракций.
В соответствии с частью 1 статьи 51 Конституции Бразилии Палата депутатов уполномочена большинством в две трети голосов её членов начать процедуру импичмента в отношении Президента. 17 апреля 367 из 513 депутатов проголосовали за отрешение действующего Президента от должности, что на 25 голосов превысило установленный законодательный минимум в 342 голоса, необходимый для начала процесса. 137 законодателей не поддержали решение большинства, 7 воздержались от голосования, а двое отсутствовали на заседании палаты.
Согласно установленному порядку рассмотрения запроса об импичменте, в случае одобрения такого запроса нижней палатой парламента Президент должен быть временно отстранён от должности на срок обсуждения вопроса в Сенате, однако в декабре 2015 года Федеральный верховный суд Бразилии постановил, что временное отстранение главы государства от исполняемых ею обязанностей возможно только после того, как сенаторы простым большинством голосов выскажутся в поддержку продолжения процедуры импичмента. 12 мая в Федеральном сенате Бразилии состоялось голосование. 55 сенаторов (из 81) согласились с решением нижней палаты парламента, что повлекло за собой отстранение Дилмы Русеф от занимаемой ею должности на срок до 180 дней. Временно исполняющим обязанности главы государства на этот срок стал Мишел Темер, вице-президент Бразилии.
После принятия парламентом решения о продолжении процесса импичмента для проведения парламентского расследования была образована Специальная комиссия Федерального сената. Докладчик Комиссии по импичменту Антониу Анастасиа выступил в пользу окончательного отстранения Дилмы Русеф от должности. 4 августа 2016 года доклад был вынесен на голосование Специальной комиссии. Четырнадцатью голосами против пяти члены Комиссии приняли решение об отрешении Президента от должности, которое впоследствии было одобрено пленумом верхней палаты.
Финальная стадия процесса импичмента Дилмы Русеф началась 25 августа и проходила, согласно бразильскому законодательству, в форме судебного процесса. Перед сенаторами выступили представители защиты и обвинения, а также свидетели от каждой стороны. Кульминацией последней стадии импичмента стала заключительная речь Дилмы Русеф, после которой началось решающее голосование сенаторов.
После отрешения Русеф от должности пост главы государства занял бывший вице-президент Мишел Темер, который будет пребывать на нём вплоть до новых президентских выборов в 2018 году. Несмотря на объявление импичмента, Дилме Русеф в последующем будет разрешено занимать государственные должности, она также сможет принять участие в будущих выборах главы государства.

Израиль
26 августа 2016 года стало известно, что Кнессет Израиля в ходе осенней сессии вернётся к обсуждению проекта закона «О еврейском праве (галахе)», подготовленного депутатом от партии «Еврейский дом» Нисаном Сломянским и призванного усилить роль религиозного права в национальной судебной практике.
Идея разработки подобного законопроекта не нова для израильской законотворческой практики, однако особую актуальность проблема приобрела в 1980 году, когда в Израиле был принят Закон об основах права (хук есодот га-мишпат). В названном Законе содержится неоднозначная норма, допускающая противоречивое толкование: «В том случае, если суд рассматривает юридический вопрос, не имеющий решения в законодательстве, в судебных прецедентах или путём применения аналогии, он должен выносить решение в соответствии с принципами свободы, справедливости, равенства и мира, заложенными в наследии еврейского народа». По той причине, что содержание понятия «наследие еврейского права» нормативно не определено, закономерно возникает вопрос о допустимости отнесения религиозного (иудейского) права к наследию еврейского народа. С исторической и культурологической точек зрения ответ на этот вопрос не вызывает сложности. В то же время, если на него будет дан утвердительный ответ с правовой точки зрения, возникнут формальные основания для применения религиозного права в судах ко всем спорам, в том числе носящим светский характер. Подобный подход вызывает решительный протест со стороны светских групп израильского общества.
Законопроект Сломянского исходит из презумпции того, что в настоящее время израильские светские судьи мало знакомы с законами галахи. В связи с этим законопроект предполагает создание за счёт средств государственного бюджета специализированного института по обучению судей галахическим постановлениям. Пока остаётся неясным, в какой мере финансовые аспекты данной инициативы проработаны Сломянским и согласованы ли они с финансово-экономическим блоком правительства Израиля.
Эксперты оценивают перспективы законопроекта без особенного оптимизма. Более того, идеи Сломянского не находят значительной поддержки даже в Министерстве юстиции еврейского государства, возглавляемом Аелет Шакед, известной своими правыми взглядами и обещаниями поддержать усиление роли галахи в судебной практике, что также может говорить о том, что, по крайней мере в ближайшее время, законопроект принят не будет.

Польша
14 сентября 2016 года Европейский парламент принял резолюцию, критикующую правительство Республики Польша за неразрешённый конституционный кризис. В рамках данной резолюции Европейский парламент указал, что наличие обстоятельств, препятствующих нормальной работе Конституционного Трибунала, является угрозой демократии и верховенству права в стране.
Кроме того, в резолюции было особо отмечено, что польское правительство не прислушалось к рекомендациям, данным ранее Венецианской комиссией.
В начале сентября 2016 года Венецианская комиссия посетила Польшу с рабочим визитом, основной целью которого являлась проверка соответствия новой редакции закона о Конституционном Трибунале рекомендациям, содержащимся в мартовском заключении Комиссии. По окончании визита Секретарь Венецианской комиссии Томас Маркерт заявил, что Комиссия довольна тем, как проходят переговоры по вопросу урегулирования конституционного кризиса, однако это ещё не означает, что состояние законодательства Республики Польша в полной мере соответствует европейским стандартам. Также стало известно, что заключение по итогам состоявшегося визита Венецианская комиссия планирует подготовить к 14 октября.
Депутаты Европарламента заявили о намерении обратиться в Еврокомиссию с запросом о проверке нового антитеррористического закона, а также законов о СМИ и гражданской службе, проекты которых недавно были подготовлены правящей партией «Право и справедливость».

Россия
18 сентября 2016 года, в третье воскресенье месяца, в России прошёл единый день голосования. В этот день на федеральном уровне состоялись выборы депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, а также было проведено рекордное количество региональных кампаний: граждане России избирали глав субъектов Федерации и голосовали за кандидатов, баллотирующихся в представительные органы субъектов и муниципальных образований.
Выборы в нижнюю палату парламента были перенесены с 4 декабря 2016 года на 11 сентября, что незначительно сократило срок полномочий Государственной Думы шестого созыва. Вопрос о конституционности такого сокращения был решён Конституционным Судом Российской Федерации положительно.
Впервые за 13 лет выборы в Государственную Думу прошли по смешанной избирательной системе. Россияне избрали 450 депутатов: 225 мест были распределены по результатам голосования за партийные списки по единому федеральному округу, а оставшиеся 225 мандатов заняли кандидаты, получившие относительное большинство голосов в одномандатных округах. Территория России была поделена на округа по так называемой лепестковой модели: каждый округ включал в себя не только городскую, но и сельскую территории.
Выборы депутатов Государственной Думы были организованы новым составом Центральной избирательной комиссии под председательством Эллы Памфиловой, до этого занимавшей пост Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. ЦИК зарегистрировала 14 политических партий, которые впоследствии приняли участие в избирательной гонке. Решение о выдвижении кандидатов партии принимали либо по результатам внутрипартийных выборов, либо на партийном съезде (партийной конференции). В одномандатных округах были также представлены кандидаты-самовыдвиженцы.
По данным ЦИК, выборы в Государственную Думу седьмого созыва ознаменовались рекордно низкой явкой избирателей. В голосовании приняли участие менее половины зарегистрированных для участия в выборах избирателей – 47,88 %, что значительно ниже показателей выборов 2011 года, на которых свои голоса отдали 60,2 % избирателей. Самую большую активность проявили избиратели Чеченской Республики (83,8 %), а самая низкая явка была зафиксирована в Санкт-Петербурге (25,6 %).
По результатам голосования в Государственной Думе будет представлено 4 партии: «Единая Россия», Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ), Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) и «Справедливая Россия». Депутатами также стали один кандидат от партии «Родина», один кандидат от партии «Гражданская платформа» и самовыдвиженец. Они получили свои мандаты в результате победы в одномандатных округах.
Политическая партия «Единая Россия» во главе с Дмитрием Медведевым уверенно одержала победу, завоевав 54,20 % голосов избирателей. Своему успеху партия во многом обязана смешанной избирательной системе: в 90 % одномандатных округов кандидаты от «Единой России» опередили соперников и заняли 203 места в парламенте. В результате голосования по партийному списку партия получила ещё 140 депутатских кресел. 343 мандата в Государственной Думе нового созыва значительно укрепили представительство «Единой России» в нижней палате по сравнению с выборами 2011 года, на которых она получила 238 мест. Конституционное большинство в парламенте позволит партии принимать любое политическое решение без необходимости консультироваться с коллегами по Думе.
Ожесточённая борьба за второе место развернулась между КПРФ и ЛДПР. Несмотря на то что второе место 13,34 % избирателей отдали КПРФ, позиция коммунистов в Государственной Думе сильно пошатнулась – в новом созыве они потеряли 50 мандатов и в итоге заняли 42 места в парламенте. С минимальным отрывом (чуть менее четверти процента) на третье место вышла ЛДПР, получив 39 мест в нижней палате. Отметим, что по итогам выборов 2011 года разрыв между показателями количества голосов, отданных избирателями за эти две партии, составлял 5,95 %.
Сильно сдала свои позиции «Справедливая Россия» во главе с Сергеем Мироновым, получив всего 6,22 % голосов избирателей (на выборах 2011 года за партию проголосовали 13,24 % избирателей). 16 кандидатов от партии заняли места в законодательном органе по результатам голосования за партийные списки и 7 кандидатов – благодаря победе в одномандатных округах. Это обеспечило «Справедливой России» 23 мандата, что практически втрое меньше, чем в Государственной Думе прошлого созыва, где она занимала 64 места.
Остальным политическим партиям, принявшим участие в выборах, не удалось преодолеть пятипроцентный барьер и получить допуск к распределению депутатских мандатов. В частности, «Коммунисты России» набрали 2,27 % голосов, партия «Яблоко» получила поддержку 1,99 % избирателей, а «Российская партия пенсионеров за справедливость» – 1,73 %. Партия «Родина» и
«Партия роста» набрали чуть больше 1 % голосов каждая. «Партию народной свободы» поддержали менее одного процента россиян. Не достигнув отметки в 3 %, данные политические партии не смогут получить прямой допуск до следующих выборов в Государственную Думу, а также возмещения всех расходов за прошедшие выборы и финансирования вплоть до следующих выборов.
По данным ЦИК, за ходом выборов 18 сентября следили 406 наблюдателей от Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ), а также более 770 иностранных и международных наблюдателей. ОБСЕ высоко оценивает своё сотрудничество с ЦИК в области наблюдения за ходом избирательной кампании и её усилия по обеспечению прозрачности выборов, однако указывает и на некоторые нарушения, в частности на неравные права участников избирательного процесса и подконтрольность СМИ государству. БДИПЧ ОБСЕ представит итоговый доклад о наблюдении за выборами в Государственную Думу в декабре 2016 года.
23 сентября 2016 года ЦИК в своём постановлении признала выборы состоявшимися и действительными. Особое мнение высказал член ЦИК от КПРФ Евгений Колюшин, указав на нарушение принципа свободных выборов и принципа равенства партий. О наличии нарушений свидетельствует большое количество поступивших в ЦИК РФ жалоб от избирателей, партий, кандидатов и их доверенных лиц, членов избиркомов и наблюдателей. По результатам их рассмотрения были отменены результаты выборов на 9 избирательных участках. В Ростовской области было возбуждено уголовное дело по статье 142.1 УК РФ (фальсификация итогов
голосования).

США
27 июня 2016 года Верховный суд США вынес решение по делу «Whole Woman’s Health v. Hellerstedt» (579 U.S.__ (2016), в котором признал неконституционными положения закона штата Техас 2013 года, устанавливающие жёсткие требования к клиникам, специализирующимся на проведении операций по прерыванию беременности (surgical-center requiremen), а также к врачам, которые имеют право на проведение соответствующих операций только при наличии привилегии госпитализировать пациентов в близлежащие больницы (admittingprivileges requirement).
Пять из восьми судей Верховного суда посчитали, что оспариваемый закон создал существенные преграды для женщин, желающих прервать беременность на раннем сроке, чрезмерно ограничив их конституционное право на аборт, вытекающее из Четырнадцатой поправки к Конституции США в её истолковании, данном в известном деле Кейси (Planned Parenthood of Southeastern Pa. v. Casey, 505 U.S. 833 (1992). В своём совпадающем мнении судья Гинзбург отметила, что в ситуации, когда штат существенно ограничивает доступ к безопасным и законным процедурам, отчаявшиеся женщины вынуждены обращаться к помощи низкоквалифицированных врачей, действующих вне закона.
Судьи Томас, Алито и Робертс в своих особых мнениях указали на необходимость решения данного вопроса законодателем, а не судом, а также на отсутствие причинно-следственной связи между принятием оспариваемого закона и закрытием в период его действия значительной части абортариев в Техасе.
26 сентября 2016 года Конгресс США впервые за 8 лет президентства Барака Обамы преодолел его вето, наложенное на принятие Закона JASTA (Justice Against Sponsors of Terrorism Act). Данный Закон предоставляет жертвам теракта 11 сентября 2001 года и членам их семей право обращаться в федеральные суды с исками против причастных к теракту государств и их должностных лиц. Вето было наложено 23 сентября 2016 года и стало 12-м за период деятельности Барака Обамы. В пояснительной записке к вето Президент США указал: «Я признаю, что не существует способа преодолеть горе, пережитое семьями после трагедии 11 сентября. Поэтому моя Администрация готова решительно содействовать семьям в достижении справедливости, и главное, что мы можем сделать – предотвратить ещё одно нападение на Соединённые Штаты. Вместе с тем принятие обсуждаемого Закона не будет способствовать защите американцев от террористических атак и не повысит государственную реакцию в ответ на возможные нападения». В своих интервью по поводу наложенного вето Президент также отметил, что принятие Закона JASTA создаст опасный прецедент для других государств, которые позволят своим гражданам подавать иски против США, что может повлечь за собой серьёзные проблемы для национальной безопасности.
После наложения вето на Закон группа активистов из числа пострадавших семей опубликовала ответное письмо, адресованное Президенту, в котором выразила сожаление относительно слабой аргументации, использованной главой государства при отклонении Закона, и поверхностных доводов. Вместе с тем с момента вынесения вето Закон, ранее единогласно одобренный парламентариями, стал вызывать сомнения. Среди противников его принятия отмечается, что Закон преодолевает длительное время поддерживаемую США концепцию «суверенного иммунитета», позволяя гражданам США подавать иски против государств и их должностных лиц, даже если данные страны не были включены в реестр стран – спонсоров терроризма, включая Саудовскую Аравию. Последняя ещё в апреле заявила, что в случае принятия этого Закона будет вынуждена распродать свои активы в США, что, несомненно, принесёт ущерб американской экономике. Отметим, что Саудовская Аравия, согласно заключениям специальной комиссии, которая занималась официальным расследованием, не признана причастной к теракту 11 сентября.
Несмотря на общественные опасения по поводу изменения настроения среди депутатов, последние в течение недели после наложения вето вновь выразили солидарность с Законом JASTA. В Сенате против президентского вето проголосовали практически единогласно: 97 голосов против одного, в Палате представителей – 348 голосов против 77. После того как вето было преодолено, Президент США заявил, что это решение парламента является во многом политическим и тесно связано с предстоящими президентскими выборами.

Таиланд
7 августа 2016 года в Таиланде состоялся референдум, по итогам которого была принята новая Конституция государства.
На голосование 7 августа были вынесены два вопроса: первый – одобряют ли подданные королевства выдвинутый на референдум проект новой Конституции, второй – согласны ли они, чтобы выборы премьер-министра в ближайшие пять лет проводились посредством совместного голосования нижней (Палата депутатов) и верхней (Сенат) палат парламента. 61,35 % участников референдума поддержали проект новой Конституции. По второму вопросу «за» высказались 58,07 %. Явка на референдум составила 59,4 % от общего числа лиц, зарегистрированных для
участия в референдуме.
Новая Конституция страны стала двадцатой по счёту с момента замены абсолютной монархии конституционной в 1932 году. До её утверждения на референдуме в королевстве действовала временная Конституция 2014 года, разработанная военным правительством. 22 мая 2014 года в результате военного переворота в Таиланде к власти пришёл генерал Прают Чан-Оча. Он был избран временным парламентом (Национальной ассамблеей) Таиланда на пост премьер-министра, а также стал председателем учреждённого хунтой и фактически заменившего правительство органа, которому стали подотчётны все основные министерства и приравненные к ним учреждения – Национального совета мира и порядка (НСМП, National Council for Peace and Order). Своим решением НСМП отменил действие Конституции 2007 года. Перед проведением референдума в августе 2016 года НСМП запретил агитацию против проекта новой Конституции. Многие активисты, выступившие с критикой проекта, были задержаны. Утверждённая Конституция 2016 года состоит из 16 глав и 279 статей. Она содержит ряд новых, по сравнению с Конституцией 2007 года, положений. Например, на должность премьер-министра теперь может быть назначен «человек со стороны», не являющийся кандидатом в депутаты парламента или действующим депутатом; для лиц, уличённых в предвыборных махинациях, предусмотрен пожизненный запрет на занятие политической деятельностью и др. В первые пять лет «переходного периода» будет функционировать полностью назначаемый Сенат. Согласно статье 269 переходных положений новой Конституции Таиланда, Сенат в течение обозначенного периода должен состоять из 250 членов, назначаемых королём по рекомендации НСМП. При этом 6 мест в Сенате ex officio отводится для представителей верховного командования вооружённых сил и Генерального комиссара полиции. По истечении «переходного периода» Сенат становится выборным органом, а количество сенаторов, согласно статье 107 Конституции 2016 года, сокращается до двухсот. Новая Конституция закрепляет в качестве обязательного условие о «беспартийности» сенаторов.
По мнению представителя оппозиции – экс-премьер-министра Таиланда Таксина Чинавата, проживающего за границей, новая Конституция Таиланда во многом отступает от демократических принципов и нацелена на сохранение и усиление власти хунты. Действующее правительство Таиланда уверяет, что новый Основной закон будет способствовать укреплению стабильности в стране и станет шагом на пути возвращения к демократии. Власти также обещают провести всеобщие парламентские выборы в 2017 году.

Туркменистан
14 сентября 2016 года Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал закон об утверждении новой редакции Конституции, предвещающей, по мнению главы государства, «новый этап социально-экономического и духовного развития страны».
Новая редакция явилась результатом двухлетней работы образованной в мае 2014 года Конституционной комиссии по совершенствованию Основного закона. Проект новой редакции был единогласно принят депутатами Меджлиса (парламента Туркменистана). Обновлённая Конституция, следуя конституционным традициям, определяет Республику Туркменистан нейтральным, независимым, светским, демократическим и правовым государством и отражает его социальную ориентированность на обеспечение защищённости человека и блага всего народа. Основной закон уделяет много внимания закреплению основных прав и свобод человека и гражданина. Подход к закреплению данных прав, предопределяющих смысл, содержание и применение законов, исходя из новой редакции Конституции, основан на соотносимости с международными стандартами и осуществляется согласно статье 25 Основного закона, в соответствии с общепризнанными принципами международного права. В целях приближения Конституции к международным стандартам в новой редакции введены новые права – гарантии, в том числе принцип презумпции невиновности, предусмотрен институт Уполномоченного представителя по правам человека в Туркменистане. Демократический характер конституционных изменений предопределил закрепление принципа политического плюрализма, выраженного в форме признания политического многообразия и многопартийности и органично дополняющего признанное право граждан на объединение.
Вместе с тем существенным изменениям подверглись положения о статусе Президента Республики. Принятыми поправками были изменены требования к кандидатам в президенты в части увеличения ценза оседлости с 10 до 15 лет, отменён верхний предельный возрастной порог в 70 лет для лица, занимающего должность главы государства, а также увеличен срок замещения данной должности до 7 лет. Поправки и дополнения к Конституции Туркменистана, согласно статье 142 новой Конституции, принимаются Меджлисом путём их одобрения не менее чем двумя третями голосов от общего числа депутатов Меджлиса либо на всенародном референдуме, если за них проголосует более 50 % от числа граждан, принявших участие в референдуме.
Изменения, направленные на укрепление положения Президента, были встречены неодобрением со стороны Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ): в Комментариях к проекту Конституции Туркменистана БДИПЧ ОБСЕ рекомендовало в целях сохранения равновесия власти наряду с другими мерами отказаться от принятых нововведений и вернуться к пятилетнему сроку полномочий Президента.

Украина
13 сентября 2016 года Конституционный суд Украины вынес решение по делу о заблаговременном извещении об организации публичных богослужений, обрядов, церемоний и шествий.
Дело было инициировано представлением Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека. Судьёй-докладчиком выступил С. Шевчук, который пригласил для дачи экспертных заключений представителей Всеукраинского Совета церквей и религиозных организаций и Института религиозной свободы. Неформальным поводом к рассмотрению дела стало блокирование по инициативе МВД Украины маршрута Всеукраинского крестного хода по улицам Киева, которое произошло в июле этого года.
Проверке на конституционность подверглась часть 5 статьи 21 Закона Украины от 23 апреля 1991 года «О свободе совести и религиозных организациях». Согласно положениям указанного Закона, богослужения беспрепятственно могут проводиться в культовых зданиях и на прилегающей территории, в местах паломничества, учреждениях религиозных организаций, на кладбищах, в местах отдельных захоронений и крематориях, квартирах и домах граждан, а также в учреждениях, организациях и на предприятиях по инициативе трудовых коллективов и с согласия администрации; в больницах, госпиталях, домах престарелых и инвалидов, местах предварительного заключения и отбывания наказания по просьбе граждан, находящихся в них;
в воинских частях. Вместе с тем часть 5 статьи 21 Закона установила, что «в иных случаях публичные богослужения, религиозные обряды, церемонии и процессии проводятся каждый раз с разрешения соответствующей местной государственной администрации, исполнительного органа сельского, поселкового, городского совета. Ходатайство о выдаче указанного разрешения подаётся не позднее чем за десять дней до назначенного срока проведения богослужения, обряда, церемонии или процессии, кроме случаев, не терпящих отлагательства». По мнению автора представления, такая формулировка устанавливает разрешительный порядок проведения религиозных мероприятий вместо уведомительного, что противоречит статье 39 Конституции Украины.
В постановлении Конституционный суд отметил, что, согласно практике Совета Европы, религиозные общины традиционно существуют в виде организованных структур. Это подразумевает совместное толкование статьи 9 и статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а значит, свобода вероисповедания неразрывно связана с правом на мирные собрания. Такой международно-правовой подход, по мнению Суда, является образцом для национального конституционного судопроизводства.
В демократическом государстве невозможно введение разного порядка проведения мирных собраний в зависимости от организаторов, участников или цели собрания. Статьи 24, 35 и 39 Конституции обязывают государство создавать единый правовой механизм, регулирующий проведение публичных мероприятий. Таким образом, так же как и для иных собраний, при проведении религиозных мероприятий достаточно простого уведомления местных органов власти об их организации. Отказать верующим или ограничить их право на проведение религиозных мероприятий может только суд в интересах национальной безопасности или общественного порядка.
Суд также обратил внимание на то, что оспоренный Закон был введён в действие до принятия действующей Конституции Украины и, соответственно, не должен применяться в части, противоречащей конституционным нормам. При этом правоприменительные органы, помимо оспоренной статьи, применяют Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 года № 9306 «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР», который также поддерживает разрешительный порядок проведения публичных мероприятий. В результате Конституционный суд Украины признал не соответствующими Конституции не только оспоренные омбудсменом положения части 5 статьи 21 Закона «О свободе совести и религиозных организациях», но и Указ Президиума Верховного Совета СССР № 9306.

Швейцария
25 сентября 2016 года в Швейцарии состоялся референдум, на котором гражданам предлагалось выразить своё отношение к новой редакции закона о разведке, существенно расширяющей возможности спецслужб, а также высказаться по вопросам необходимости повышения на 10 % государственных пенсий по старости и перехода к ресурсосберегающей «зелёной экономике» к 2050 году.
Жители Швейцарии не проявили большого интереса к вынесенным на повестку дня вопросам – в голосовании приняли участие 43 % граждан, что является более низким показателем по сравнению со средней явкой на недавно прошедших в стране референдумах.
Швейцарцы отклонили предложения, касающиеся повышения пенсий и перехода к «зелёной экономике», посчитав их слишком затратными. Новая редакция федерального закона о разведывательной службе, в свою очередь, получила поддержку более 65 % участников референдума и большинства во всех 26 кантонах и полукантонах страны. Хотя новый закон о разведке был принят ещё в прошлом году, он так и не вступил в силу, поскольку противникам новелл удалось собрать достаточно подписей для вынесения вопроса о его целесообразности на всенародное голосование.
Одобренные населением нормы разрешают спецслужбам по решению суда прослушивать и контролировать телефонные разговоры и интернет-трафик, а также вести наблюдение на частной территории. Кроме того, спецслужбы получили право запускать «санкционированные государством программы-трояны», монтировать специальные системы для прослушивания разговоров лиц, подозреваемых в совершении преступлений террористической и иной экстремистской направленности, разрабатывать и внедрять технологии отражения кибератак.
Авторы инициативы и её сторонники полагают, что принятие данных мер позволит обеспечить безопасность граждан в условиях возросшей террористической угрозы. Оппоненты, в свою очередь, выражают опасения: по их мнению, закон, требуя более близкого сотрудничества с органами службы разведки, может поставить под угрозу швейцарский нейтралитет и привести к нарушению гражданских прав и свобод. В частности, представители международной неправительственной организации «Amnesty International» уверены, что меры, предусмотренные новой редакцией закона, непропорциональны создаваемой угрозе свободе слова. Однако правительство Швейцарии уверяет, что новые полномочия будут использоваться спецслужбами
не чаще, чем один раз в месяц, и исключительно с целью контроля над самыми опасными подозреваемыми.

Ведущая мониторинга – Елена Ильина. В подготовке мониторинга участвовали: Елена Ильина (Азербайджан, Белоруссия, Бразилия), Ярослав Болдинов (Польша), Юлия Рудт (США, Украина), Таисия Сидоренко (Туркменистан), Алим Ульбашев (Израиль), Александра Урошлева (Таиланд), Татьяна Храмова (Австралия), Анна Швец (Россия, Швейцария).

Еще статьи номера