Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
СКО №6(109) 2015
Это многоликое административное право

Послесловие

Термин «административное право» используется в статье Лоренцо Казини в несколько необычном контексте, отличном от того, в котором обычно используется аналогичное российское понятие. По этой причине редакция сочла необходимым дать краткое пояснение по этому вопросу.
Понятие «административный» и производные от него означают нечто, имеющее отношение к области социального управления, причем в самом широком смысле, необязательно с участием органов публичной власти. Как юридический термин понятие административного права привязано к реалиям конкретной страны или правовой системы. Об этом напрямую свидетельствует цитата, приведенная в статье Казини о трудности перевода французского понятия «droit administratif» на английский по причине отсутствия в английском праве обозначаемого предмета, схожего с французским.
В СССР сложилась своя специфика в употреблении предиката «административный», что продолжает оказывать влияние и на российское право. Так, когда Конституция 1993 года упомянула административное судопроизводство, в литературе были выражены две разные точки зрения на то, что бы это могло означать. Согласно традиционной советской позиции, это должно было быть производство по делам об административных правонарушениях. Согласно классической континентально-европейской точке зрения, это являлось бы обозначением института обжалования правоприменительных актов органов публичной власти.
В советское время понятие «административный» приобрело еще одно значение. В условиях централизованной, командной системы управления экономикой административное право использовалось там, где в рыночной экономике используются инструменты гражданского права. Парадокс заключается в том, что многополярное административное право Казини демонстрирует неожиданную близость именно к этому аспекту «административного», документируя симбиоз публичного и частного, а по сути – ликвидацию различий между этими сферами.
Такая многозначность или даже многослойность понятия «административный» и производных от него является одновременно преимуществом и недостатком. С одной стороны, это облегчает использование соответствующих терминов в новом значении. С другой – существующие коннотации могут вызывать неправильные ассоциации. Возможно, что со временем для специфической системы правового регулирования, образование которой описано в статье Казини, появится другой, более подходящий термин. Но до тех пор пока этого не произошло, читателю полезно помнить, что многополярное административное право находится лишь в отдаленном «родстве» с внутригосударственным административным правом, связь с которым
становится еще более иллюзорной из-за многообразия форм последнего.

Об авторе: 
Румянцев Андрей Георгиевич – доктор права (Dr. jur.).

Еще статьи номера