Журнал «Международное правосудие»
Выпуск №3(19)

В постановлении по делу Шачашвили против Германии, вынесенном в конце 2015 года, Большая Палата Европейского Суда по правам человека уточнила подходы к толкованию права на допрос свидетелей обвинения, гарантированного подпунктом «d» пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и определению объёма обязательств национальных судов при принятии решения об оглашении показаний неявившегося свидетеля. Суд предпринял попытку устранения противоречий в практике по данному вопросу, возникших со времени вынесения прецедентного постановления по делу Аль-Хаваджа и Тахери против Великобритании, в котором были выработаны критерии, подлежащие учёту при оценке жалоб на оглашение показаний. 

В связи с созданием Евразийского экономического союза в сфере действия актов наднационального права в национальных правовых системах возникает немало проблемных вопросов. В настоящей статье показано, что решения наднациональных органов действуют в национальных правопорядках без необходимости издания национальных законов, и это предполагает передачу юрисдикции по установлению единообразных правил поведения от национальной судебной системы наднациональной международной органи­зации. Особое внимание в статье уделяется характеристикам судебных решений международных и наднациональных судов. 

Одной из наиболее дискуссионных тем в области развития международного коммерческого арбитража является правовой статус отменённых решений иностранных арбитражных судов и возможность их исполнения за границей. Данная проблематика актуальна как при определении единого доктринального подхода, так и при обеспечении единообразия мировой судебной практики, в том числе в случаях рассмотрения международных экономических споров. На сегодняшний день спор участников международного арбитражного сообщества о допустимости приведения аннулированных арбитражных решений в исполнение за границей далёк от урегулирования. Выделяют несколько ключевых аспектов, в отношении которых консенсус столь труднодостижим.

 В 2016 году Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин вынес решение (соображения) по первому делу против России (Светлана Медведева против России). Комитет ООН подверг критике список запрещённых профессий для женщин, несмотря на обоснование его существования необходимостью защиты женщин от вредных условий труда. В свете этого решения в статье обсуждается соотношение подходов Комитета ООН и Конституционного Суда Российской Федерации к пониманию дискриминации в отношении женщин. По мнению автора, толкование Конституционным Судом России антидискриминационных гарантий Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин не учитывает объект и цели данной конвенции, что приводит к обоснованию неверных выводов, основанных на патерналистском подходе к роли женщины в современном обществе. 

Нарушение права на безотлагательное рассмотрение судом правомерности содержания под стражей, гарантированного Европейской Конвенцией по правам человека (п.4 ст.5), является в России распространённым явлением. Нередко сроки рассмотрения судами данного вопроса не отвечают требованию «безотлагательности». В статье приводится анализ правовых позиций Европейского Суда по правам человека в отношении данного требования в контексте уголовного преследования. В ней также содержится обзор средств правовой защиты от такой меры пресечения как содержание под стражей и сроков принятия по ним решения, предусмотренных в УПК Российской Федерации.

Jus commune

ПРЕЦЕДЕНТ В ПРАКТИКЕ СУДА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
Исполинов Алексей Станиславович

В настоящей статье автор рассматривает значение прецедентов в практике Суда Европейского Союза, то есть обязательности для Суда Европейского Союза своих ранее вынесенных решений. Автор отмечает, что, хотя Суд ЕС (в отличие от Европейского Суда по правам человека) никогда не формулировал своё отношение к прецедентному (или квазипрецедентному) характеру своих решений, он старается следовать своим ранее принятым решениям, отходя от них лишь в крайних случаях. В рамках настоящей статьи прецедентная сила решений Суда Европейского Союза исследуется в трёх направлениях. Во-первых, в отношении обязательности ранее вынесенных решений для самого Суда.

Lex mercatoria

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РЕШЕНИЙ АПЕЛЛЯЦИОННОГО ОРГАНА В СИСТЕМЕ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ ВТО

Иоанна Гомула

Система решения споров в ВТО основывается на двухуровневом судебном контроле. Стороны спора имеют возможность подать апелляцию на правовые и интерпретирующие решения, сформулированные в докладе третейской группы, перед постоянной судебной инстанцией – Апелляционным органом. На протяжении многих лет высший статус Апелляционного органа ВТО в иерархии этой системы никем фактически не оспаривался. Однако в результате ряда антидемпинговых споров ситуация поменялась. В ходе этих споров ряд третейских групп не согласились со сформулированным Апелляционным органом толкованием Антидемпингового соглашения и с его решением, согласно которому все виды «обнуления» (практики, применяемой в антидемпинговых определениях) несовместимы с принципами ВТО.

Современное развитие правовых систем и их взаимодействие порождают всё новые вопросы как теоретического, так и практического характера. Участие России в различных интеграционных образованиях ставит перед российским правоприменителем новые проблемы, попытки решения которых предпринимались, в частности, Конституционным Судом России. Вновь поднимается вопрос об иерархии конституционных и наднациональных норм, преодолении конфликтов между ними и взаимодействии национальных (в первую очередь, конституционных) и наднациональных судов. В частности, в 2015–2016 годах Конституционный Суд РФ сделал шаг вперёд на пути к выработке новой правовой методологии разрешения противоречий между наднациональными актами (в том числе Евразийского экономического союза, а также Европейского Суда по правам человека) и конституционными принципами и положениями.

В своём Постановлении от 19 апреля 2016 года №12-П Конституционный Суд России высказывает и обосновывает «возражение» в адрес Европейского Суда по правам человека со ссылкой на выработанные самим Конституционным Судом условия приемлемости восприятия постановлений Европейского Суда и толкования Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года в российской правовой системе. Настоящая статья отражает результаты изучения вопроса о том, что лежит в основе данного «возражения». В статье отстаивается позиция, согласно которой аргументация Конституционного Суда создаёт лишь иллюзию оценки возможности истолкования статьи 32 (ч.3) российской Конституции в согласовании с подходом ЕСПЧ, а использование Судом фактора обстоятельств и условий присоединения России к Европейской Конвенции по правам человека содержит недостатки обоснования с точки зрения права и фактов.

Современная система международного урегулирования споров между иностранными инвесторами и государствами, принимаю­щими инвестиции, нуждается в реформировании. И принимающие государства, и инвесторы понимают, что нынешний механизм обладает рядом рисков: это непредвиденные последствия заключения международных договоров об иностранных инвестициях (например, «замораживание регулирования»), отсутствие единообразия как в применимых нормах международного права, так и в разрешении споров и т.д. В настоящей статье автор предлагает три возможных пути реформирования сложившегося механизма, разделяя их по степени радикальности.

Международное правосудие • Выпуск №3(19)