Искать
Общие фильтры
Только точные совпадения
Фильтр по пользовательскому типу записи
Меню
Нет товаров в корзине.
«Преступление» и наказание: длительная дисквалификация спортсменов за нарушение антидопинговых правил
Владислав Чепелёв

Владислав Чепелёв

Младший юрист Института права и публичной политики
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

Комментарий к решению Спортивного арбитражного суда в Лозанне от 28 февраля 2020 года (CAS 2019/A/6148 World AntiDoping Agency v. Sun Yang & Fédération Internationale de Natation) алее – Решение CAS от 28 февраля 2020 года)

28 февраля 2020 года Спортивный арбитражный суд в Лозанне[1] вынес решение по делу Всемирное антидопинговое агентство (WADA) против Сунь Яна и Международной федерации плавания (FINA).

Это решение является знаковым для всей системы рассмотрения спортивных споров по двум причинам:

 

Обстоятельства дела

Китайский пловец Сунь Ян – спортсмен мирового класса. 4 сентября 2018 года он был подвергнут процедуре «внесоревновательного допинг-контроля» в указанное самим спортсменом время в своём доме в Гуанчжоу. В ходе проведения этой процедуры допинг-офицер и два ассистента должны были взять допинг-пробы спортсмена (кровь и мочу) для дальнейшей проверки на наличие запрещённых веществ.

Спортсмен подписал согласие на проведение допинг-контроля (The Doping Control Form) и сдал кровь. Однако дальнейшие действия одного из ассистентов (фотографирование спортсмена без его согласия) вызвали у Сунь Яна вопросы к документам допинг-офицера и ассистентов. Данный ассистент был отстранён допинг-офицером от дальнейшего проведения допинг-контроля. После консультации со своим врачом спортсмен решил, что полномочия допинг-офицера и ассистентов не подтверждены надлежащим образом.

Это послужило основанием для прерывания спортсменом процедуры допинг-контроля. Сунь Ян разорвал подписанное им согласие на проведение допинг-контроля и забрал предоставленную ранее пробу крови, полагая, что она является «медицинскими отходами».

3 января 2019 года панель по разрешению допинговых споров FINA вынесла решение в пользу спортсмена, указав, что ассистенты допинг-офицера не имели надлежаще оформленной документации от организации, направившей их (описание см. в пунктах 18-25 Решения CAS от 28 февраля 2020 года).

15 ноября 2019 года состоялось публичное слушание данного дела в CAS (см. раздел «CAS Public Hearing» на сайте CAS). 28 февраля 2020 года изготовлено мотивированное решение, которым Сунь Ян был отстранён от участия в спортивных соревнованиях на 8 лет.

Аргументация CAS

  • по буквальному смыслу Международных стандартов тестирования и расследования (ISTI) документация персонала являлась надлежащей (и в части идентификации каждого, и в части подтверждения полномочий на осуществление допинг-контроля), спортсмен же основывает свою позицию на рекомендательных нормах WADA, требующих предоставлять больше документов (пункты 215-297 Решения CAS от 28 февраля 2020 года);
  • «полностью неприемлемым» действиям спортсмена, выразившимся в уничтожении согласия на проведение допинг-контроля и изъятии пробы крови, не может быть оправдания (пункт 343 Решения CAS от 28 февраля 2020 года). По мнению панели арбитров, надлежащим образом действия была бы фиксация всех возражений по поводу нарушения процедуры с указанием времени (пункт 310 Решения CAS от 28 февраля 2020 года);
  • В пунктах 365 и 366 Решения от 28 февраля 2020 года обосновывается пропорциональность ограничения прав спортсмена назначенной ему санкцией:

а) данное нарушение является вторым и «спортсмен должен был проявлять максимальную осторожность во избежание второго нарушения»;

б) «в рамках спортивного движения сложилось единое мнение о необходимости строгого наказания спортсменов, нарушивших антидопинговые правила, в особенности нарушивших их умышленно или неоднократно».

Публичное рассмотрение дела Сунь Яна как реализация правовых позиций Европейского Суда

Процедура разрешения споров в CAS была предметом проверки Европейского Суда.

Европейский Суд отметил, что согласие спортсменов на передачу споров в CAS не является «свободным и однозначно выраженным», поскольку возможность участия в профессиональных соревнованиях ставится в зависимость от признания спортсменом арбитражной оговорки (Mutu and Pechstein v. Switzerland, § 108, 113-115). Следовательно, рассмотрение споров спортивным арбитражем должно предусматривать все гарантии, предусмотренные статьёй 6 § 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Mutu and Pechstein v. Switzerland, § 115).

Европейский Суд ранее признавал, что проведение публичных слушаний предусматривается не только для государственных судов, но и для профессиональных органов, рассматривающих дисциплинарные или этические вопросы (Gautrin and Others v. France, 20 May 1998, § 43). Применительно к спортивному арбитражу Европейский Суд подтвердил свои выводы, указав, что обсуждаемые факты и характер накладываемой на спортсмена санкции являются «позорящими» и неблагоприятно влияют на профессиональную репутацию (Mutu and Pechstein v. Switzerland, § 182).

CAS ответил в своём заявлении от 2 октября 2018 года, что проведение публичного слушания будет возможно в новом здании CAS. Это и было впервые реализовано в процессе по делу Сунь Яна, на котором присутствовали журналисты и который в прямом эфире транслировался в сети «Интернет».

Пропорциональность спортивной санкции в виде отстранения от спортивных соревнований на длительный срок

В пункте 130 Решения CAS от 28 февраля 2020 года приведена аргументация спортсмена о непропорциональности санкции в виде отстранения от участия в спортивном соревновании на 4 года или 8 лет. Её можно свести к следующим основным тезисам.

Во-первых, согласно статье 28 Гражданского кодекса Швейцарии вмешательство в право является незаконным кроме случаев, когда (i) лицо дало согласие на такое вмешательство, (ii) существует преобладающий частный и публичный интерес, (iii) такое вмешательство предусмотрено законом. В настоящем случае таких исключений нет, поскольку отсутствует преобладающий публичный или частный интерес.

Во-вторых, отстранение от соревнований на 8 лет (или 4 года, в зависимости от того, какое нарушение антидопинговых правил будет установлено панелью арбитров) представляет собой вмешательство в права спортсмена, поскольку он теряет возможность участвовать в соревнованиях, а его репутация запятнана.

В-третьих, даже при наличии правомерной цели панель арбитров должна установить, соответствует ли санкция критерию необходимости, то есть является ли она минимальной для достижения поставленной цели (борьбы с допингом в спорте). Такая проверка осуществляется на основе анализа обстоятельств конкретного дела.

Представляется, что ограничение прав спортсмена посредством отстранения его от участия в спортивных соревнованиях за нарушение антидопинговых правил, тем не менее, является правомерным по следующим причинам.

1) Наличие ограничения права спортсмена посредством отстранения от участия в соревнованиях.

Европейский Суд распространяет действие статьи 8 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод на право осуществлять профессиональную деятельность (Jankauskas v. Lithuania (No. 2), judgement of 27 June 2017, Application No. 50446/09, § 56-57). Следовательно, отстранение от участия в соревнованиях является вмешательством в право спортсмена на уважение его частной и семейной жизни.

2) Наличие правомерной цели отстранения спортсмена за нарушение антидопинговых правил.

Европейский Суд в 2018 году рассматривал дело, связанное с соответствием статье 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод процедуры «whereabouts» – обязанности спортсменов ежеквартально предоставлять полную информацию о своем местонахождении и каждый день обозначать шестидесятиминутный период, в течение которого они могут пройти тестирование (Fédération Nationale des Syndicats Sportifs (FNASS) and Others v. France. Application No. 48151/11. Judgment of January 18, 2018. Анализ этого дела см.: Захарова Л.И. Национальная федерация спортивных профсоюзов и другие против Франции: выводы и вопросы на будущее // Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2018. № 4. С. 31 – 36).

В данном постановлении Европейский Суд указал, что антидопинговые меры, к которым в равной степени относятся и санкции, и уведомление о своём местонахождении для проведения внесоревновательного тестирования, преследуют две правомерные цели: защиту здоровья и защиту прав других лиц (Fédération Nationale des Syndicats Sportifs (FNASS) and Others v. France, § 163-165). Защита здоровья и «принципа справедливой игры» как правомерные цели применения антидопинговых мер подтверждаются и в преамбуле Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с допингом в спорте от 19 октября 2005 года, которая на сегодняшний день ратифицирована 187 государствами (Fédération Nationale des Syndicats Sportifs (FNASS) and Others v. France, § 54).

3) Наличие преобладающего интереса.

Ограничение права спортсмена в настоящем случае оправдывается наличием двух защищаемых интересов. Защищаемым публичным интересом является интерес самих спортсменов-профессионалов, любителей и прежде всего спортсменов подросткового возраста в обеспечении их здоровья (Fédération Nationale des Syndicats Sportifs (FNASS) and Others v. France, § 176). Защищаемым частным интересом – интересы зрителей спортивного соревнования, которые хотят наблюдать честное соревнование (Fédération Nationale des Syndicats Sportifs (FNASS) and Others v. France, § 166).

Аргументация спортсмена о непропорциональности накладываемой на него санкции опровергается также и существующими международными обязательствами государств. Так, в статье 4 Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с допингом в спорте содержится требование придерживаться принципов Всемирного антидопингового кодекса WADA – документа, который был принят WADA и определяет, в частности, порядок проведения допинг-контроля, виды нарушений антидопинговых правил, санкции за них.

 Более того, кодекс WADA был предметом оценки судьи Европейского Суда Жана-Поля Косты в 2013 году с точки зрения его совместимости с принципами международного права и правами человека. В своём заключении он указал, что пожизненное отстранение от участия в спортивных соревнованиях за повторное нарушение антидопинговых правил не нарушает прав человека. В качестве подтверждения судья сослался на прецедентную практику Европейского Суда, признавшего правомерным, например, пожизненное лишение статуса адвоката (Tropkins v. Latvia. Application No. 54711/00. Decision of May 3, 2001) и пожизненный запрет занимать пост врача (Gubler v. France. Application No. 69742/01. Judgment of July 27, 2006). При этом «пожизненность» санкции носит весьма условный характер, поскольку спортсмены зачастую завершают свою карьеру в достаточно молодом возрасте.

Такая аргументация, полагаю, вполне применима и к анализируемому делу.

***

Безусловно, с процессуальной точки зрения решение CAS от 28 февраля 2020 года представляет собой переломный момент: допинговые споры, а потенциально и дисциплинарные споры, предполагающие отстранение от участия в спортивных соревнованиях, теперь могут быть рассмотрены публично по запросу спортсмена без согласия другой стороны.

Поставленный перед CAS вопрос о соразмерности длительного отстранения от соревнований, как представляется, был разрешён верно, в том числе и с точки зрения применимого различными органами международного правосудия теста на пропорциональность ограничения прав.

Исходя из практики Европейского Суда, восьмилетнее отстранение от участия в соревнованиях, бесспорно, является вмешательством в право на уважение частной и семейной жизни спортсмена. При этом такое вмешательство оправдано легитимными целями, необходимо в демократическом обществе и оправдано существованием преобладающих частного и публичного интереса.

 

 

[1] Court Arbitration for Sport (CAS). Швейцарский третейский суд, являющийся последней инстанцией для рассмотрения споров в области спорта (в том числе допинговых споров) по существу. Его решения могут быть отменены Федеральным трибуналом Швейцарии по процедурным основаниям и в связи с несоответствием публичному порядку Швейцарии (статья 190 Закона Швейцарии о международном частном праве от 18 декабря 1987 года).