Илья Шаблинский
Свобода вероисповедания: о правомерности богослужений в жилых помещениях
Илья Шаблинский
Доктор юридических наук, профессор НИУ ВШЭ
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

В постановлении от 14 ноября 2019 года № 35-П Конституционный Суд указал, что граждане могут предоставлять свои жилые помещения религиозным организациям для проведения религиозных обрядов и церемоний. При соблюдении определённых условий, они могут не опасаться административной ответственности за нецелевое использование земельного участка. Доктор юридических наук, профессор НИУ ВШЭ Илья Шаблинский, выступивший в ходе слушаний в КС с заключением Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, комментирует это постановление.

Конституционный Суд РФ 14 ноября огласил постановление, согласно которому верующие граждане могут предоставлять религиозным организациям свои дома для богослужений. Земельный участок для ведения личного подсобного хозяйства предполагает в числе прочего размещение жилого дома, в котором могут беспрепятственно совершаться богослужения, религиозные обряды и церемонии, говорится в решении, оглашённом судом в четверг. Это согласуется с предназначением жилья, призванного удовлетворять не только материальные потребности граждан, но и их духовные интересы, в том числе духовные нужды верующих, указал суд. Такова важнейшая правовая позиция, вытекающая из данного решения.

Слушание дела о проверке конституционности абзаца второго статьи 42 Земельного кодекса РФ и части 1 статьи 8.8 КоАП РФ по жалобе Ольги Гламоздиновой состоялось 8 октября 2019 года.

Коротко об истории жалобы. Ольга Гламоздинова – жительница Ростовской области и прихожанка Церкви христиан-адвентистов седьмого дня. Она является собственником земельного участка в 13 соток, предназначенного для ведения личного подсобного хозяйства, и жилого дома. В январе 2017 года она предоставила свой дом (по договору безвозмездного пользования имуществом) упомянутой Церкви для проведения религиозных обрядов и церемоний (на 4 часа еженедельно). Гламоздинова также согласилась на то, чтобы адрес этого дома был внесён в ЕГРЮЛ в качестве адреса религиозной организации. В сентябре 2017 года райотдел Управления Росреестра по Ростовской области привлёк Ольгу Гламоздинову к административной ответственности и оштрафовал её на 10 тыс. руб. за нецелевое использование земельного участка. Суды посчитали, что это решение соответствует закону.

 

В чём следовало усмотреть опасность данной практики? В том, что административные органы использовали нормы земельного законодательства совершенно тенденциозно – в целях ограничения прав религиозных объединений и свободы вероисповедания. В ходе слушаний отмечалось, что подобных случаев привлечения к ответственности граждан в связи с использованием их жилых помещений для богослужений – уже несколько десятков. Во всех случаях речь шла об общинах, которые могли быть отнесены к религиозным меньшинствам. Именно для них совершение богослужений в жилых помещениях было единственной возможностью проведения обрядов: у этих организаций часто не было ни средств, ни административных ресурсов для сооружения храмов.

Очевидная спорность и даже предвзятость позиции, занятой управлениями Росреестра, требовала чёткой правовой оценки. В противном случае, данная практика стала превращаться в расширяющееся наступление на права религиозных меньшинств – в основном, христианских церквей, не относящихся к Русской Православной Церкви. Конституционный Суд однозначно подтвердил, что богослужения в жилых помещениях – вполне правомерны. Нормы законодательства не допускают лишь такого использования имущества, при котором оно фактически утрачивает признаки жилья.  Также с согласия собственника жилья возможна и госрегистрация там религиозной организации. При этом жилое помещение не должно превращаться в культовое, а это зависит от степени трансформации помещения: если богослужения там проходят постоянно, а не 4 часа в неделю, то это уже нецелевое использование жилья.

Представляется, что таким образом Конституционный Суд выявил конституционно-правовой смысл положений абзаца 2 статьи 42 ЗК РФ и части 1 статьи 8.8 КоАП РФ (признав их соответствующими Конституции), и исключил возможность использования данных норм в целях ограничения конституционного права, закреплённого статьёй 28 Конституции РФ.