Россия: Заключение Венецианской комиссии № 1014/2020 от 6 июля 2021 года о соответствии международным стандартам в области прав человека ряда законопроектов о внесении изменений в законодательство об «иностранных агентах», направленных на рассмотрение в Государственную Думу Российской Федерации с 10 по 23 ноября 2020 года

Russian Federation – Opinion on the Compatibility with international human rights standards of a series of Bills introduced to the Russian State Duma between 10 and 23 November 2020, to amend laws affecting “foreign agents”, adopted by the Venice Commission at its 127th Plenary session (Venice and online, 2-3 July 2021).

Над переводом работали: юрист Института Полина Куракина при участии Софьи Ивановой и Марии Слетковой; а также редактор Института Глеб Глоба.

В принятом на 127-м пленарном заседании заключении, Венецианская комиссия проанализировала цели и основания для внесения российским парламентом поправок в законодательство об «иностранных агентах»; расширение круга физических и юридических лиц, которые могут быть обозначены как «иностранные агенты»; расширение административных требований и ограничений для «иностранных агентов»; расширение санкций за нарушение этих требований и ограничений. Комиссия пришла к выводу о том, что «принятие указанных поправок представляет собой серьёзное нарушение основных прав человека, включая свободу ассоциаций и выражения мнений, право на неприкосновенность частной жизни, право на участие в государственных делах, а также принцип запрета дискриминации.» и выразила особую обеспокоенность «совокупным воздействием последних поправок на организации, физические лица, средства массовой информации и гражданское общество в целом».

Полный текст перевода Заключения (.pdf)

Текст Заключения на сайте Венецианской комиссии (на англ.)

I. Введение

  1. Письмом от 18 декабря 2020 года председатель Комитета по правовым вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы г-н Борис Цилевич запросил заключение о соответствии международным стандартам в области прав человека ряда законопроектов о внесении поправок в законы, касающиеся «иностранных агентов», внесённых в Государственную Думу России в период с 10 по 23 ноября 2020 года.
  2. Г-жа Вероника Билкова, г-жа Ангелика Нуссбергер, г-жа Хердис Керульф Торгейсшдоттир и г-н Ян Велаерс выступили в качестве докладчиков по этому заключению.
  3. 7 и 17 мая 2021 года г-жа Вероника Билкова, г-жа Ангелика Нуссбергер, г-жа Хердис Керульф Торгейсшдоттир и г-н Ян Велаерс при содействии г-на Шнуца Дюрра и г-жи Софии Вистехубе из Секретариата провели онлайн-встречи с представителями Совета Федерации, Государственной Думы, Генеральной прокуратуры, Управления Верховного комиссара по правам человека, Министерства юстиции и Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзора), а также с представителями гражданского общества. Комиссия выражает благодарность Институту законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации за прекрасную организацию онлайн-заседания.
  4. Настоящее заключение подготовлено на основе оригинальной русскоязычной версии, а также на основе английских переводов законопроектов (CDL-REF(2021)047-e, CDL-REF(2021)048-e, CDL-REF(2021)049-e, CDL-REF(2021)050-e, CDL-REF(2021)051-e и CDL-REF(2021)052-e). Переводы могут не абсолютно точно соответствовать оригиналу.
  5. Это заключение было составлено на основе комментариев докладчиков и результатов онлайн-заседаний. После обмена мнениями с г-ном Андреем Клишасом, Председателем Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, и г-жой Ольгой Воробьёвой, заместителем директора Департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции Российской Федерации, заключение было принято Венецианской комиссией на 127-м пленарном заседании (Венеция и онлайн, 2–3 июля 2021 года).

II. Пределы анализа и общая информация

  1. С 2012 года российские власти используют законодательство об «иностранных агентах» для регулирования гражданского общества. Центральным аспектом этого законодательства является требование о том, что определённые субъекты гражданского общества, занимающиеся политической деятельностью и получающие иностранное финансирование, должны регистрироваться в качестве «иностранных агентов». С 2012 года российское законодательство об «иностранных агентах» подвергается широкой критике как внутри России, так и за её пределами, в том числе со стороны Венецианской комиссии [1], Комитета по правам человека ООН [2] и Комиссара Совета Европы по правам человека [3]. Более 60 организаций оспаривают в Европейском Суде по правам человека применение к ним положений законодательства об «иностранных агентах». В настоящее время рассмотрение поданных ими жалоб ещё не завершено. По состоянию на июль 2021 года в реестре «иностранных агентов» значилось 76 организаций [4], а в дополнительном реестре СМИ значилось 20 средств массовой информации и физических лиц [5].
  2. Хотя в настоящем заключении основное внимание уделяется только самым последним поправкам, касающимся российского законодательства об «иностранных агентах», которые были внесены в Государственную Думу России в ноябре 2020 года, Венецианская комиссия осознаёт, что эти поправки являются дальнейшим ужесточением мер, ранее оценённых Комиссией.

А. Пределы анализа

  1. В ноябре 2020 года в Государственную Думу России (далее – ГД РФ) были внесены четыре законопроекта о поправках в российское законодательство об «иностранных агентах», и все они получили статус закона с незначительными изменениями к моменту принятия настоящего заключения:
  • Законопроект № 1052523-7 «О внесении изменений в Федеральный закон ‹О некоммерческих организациях› в отношении совершенствования правового регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, и структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций» (принят в качестве Федерального закона от 5 апреля 2021 года № 75-ФЗ) [6];
  • Законопроект № 1057892-7 «О внесении изменений в Федеральный закон ‹Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации›» (принят в качестве Федерального закона от 20 апреля 2021 года № 91-ФЗ) [7];
  • Законопроект № 1057914-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности» (принят в качестве Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 481-ФЗ) [8];
  • Законопроект № 1060950-7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части уточнения ответственности за нарушение порядка деятельности лиц, выполняющих функции иностранного агента» (принят в качестве Федерального закона от 24 февраля 2021 года № 14-ФЗ) [9].
  1. Любые существенные изменения, которые были внесены в законопроекты до их принятия, будут указаны в кратком изложении поправок ниже.
  2. Венецианская комиссия также принимает к сведению Федеральный закон от 30 декабря 2020 года № 525-ФЗ «О внесении изменений в статью 330-1 Уголовного кодекса Российской Федерации» [10], который вводит уголовные санкции за нарушения законодательства об «иностранных агентах».

В. Законодательство об «иностранных агентах» до поправок 2020 года

  1. В 2012 году Закон о некоммерческих организациях ввёл понятие «иностранные агенты» для некоммерческих организаций (далее – НКО) [11]. В соответствии с этим понятием НКО, выполняющее функции иностранного агента, это:

«Российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от граждан Российской Федерации или российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников либо действующих в качестве посредников при получении таких денежных средств и (или) иного имущества (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ) (далее — иностранные источники), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации» [12].

  1. Понятие «политическая деятельность» в широком смысле определяется как любая деятельность, направленная на оказание влияния на принятие решений государственными органами или на общественное мнение с целью изменения государственной политики [13]. Конституционный Суд Российской Федерации (далее – Конституционный Суд) поддержал широкое толкование термина «политическая деятельность» [14]. При этом закон не требует, чтобы иностранное финансирование фактически использовалось для оплаты политической деятельности. Кроме того, не является обязательным условием осуществление получателями финансирования действий от имени или в интересах иностранного юридического лица.
  2. Исключения касаются деятельности НКО в таких областях, как наука, культура, искусство, здравоохранение, социальная поддержка, физическая культура и спорт, защита растительного и животного мира, благотворительная деятельность и волонтёрство. Предполагается, что деятельность в этих областях не является «политической» и не должна служить основанием для признания организации выполняющей функции иностранного агента, даже если целью деятельности является влияние на решения и политику государственной власти. Такое исключение действует, если цели деятельности организации не выходят за рамки соответствующей области [15]. Однако на практике эти исключения, как представляется, трактовались достаточно узко [16].
  3. Первоначальное законодательство об «иностранных агентах» налагало на НКО, которые обязаны регистрироваться в таком качестве, дополнительное административное бремя. Оно включало в себя обязательство регулярно представлять отчёты об источниках финансирования, целях, деятельности и структуре руководящих органов НКО, а также обязательство проходить ежегодную аудиторскую проверку. Помимо этого, НКО подвергались регулярным ежегодным проверкам и внеплановым проверкам. Законодательство также требовало от НКО чётко указывать свой статус «иностранного агента» во всех публикациях и ограничивало деятельность, которую они могут осуществлять. Административные и уголовные санкции за несоблюдение правил включали административные штрафы в размере до 500 000 рублей [17] для юридических лиц и лишение свободы на срок до двух лет для физических лиц.
  4. Закон об «иностранных агентах» 2012 года охватывал только НКО. В последующие годы в Закон об НКО и другие нормативно-правовые акты постепенно вносились поправки, ужесточающие правовой режим, применяемый к НКО – «иностранным агентам». Например, в 2014 году были расширены правовые основания для проведения внеплановых проверок [18]. В 2015 году в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП) были внесены поправки, предусматривающие продление срока давности наложения административных санкций за несоблюдение законодательства об «иностранных агентах» с трёх месяцев до одного года [19].
  5. Поправки, внесённые в 2017 и 2019 годах, распространили определение «иностранный агент» на средства массовой информации [20] и на некоторые физические лица соответственно. Поправки 2017 года позволили властям признавать любые иностранные СМИ [21], которые получают финансирование из иностранного источника, «иностранными СМИ, выполняющими функции иностранного агента» [22]. На эти СМИ, признанные «иностранными агентами», стали распространяться те же требования по отчётности и публичному раскрытию информации, что и на НКО – «иностранных агентов».
  6. Поправки 2019 года также позволили властям признавать физические лица «иностранными агентами», если они распространяют информацию среди неопределённого круга лиц и получают для этого финансирование из-за рубежа. Это определение в основном охватывает блогеров и независимых журналистов, которые могут получать гранты, заработную плату или плату за определённые работы из любого иностранного источника [23]. Физические лица, подпадающие под действие закона, обязаны регистрироваться в Министерстве юстиции, а лица, проживающие за рубежом, также должны создать и зарегистрировать российское юридическое лицо для публикации в России. При этом вся опубликованная ими информация должна содержать указание на их статус «иностранного агента».
  7. После распространения понятия «иностранные агенты» на СМИ и журналистов в декабре 2019 года в КоАП были вновь внесены поправки, вводящие новый состав административного правонарушения, состоящий в «нарушении порядка работы» СМИ – иностранного агента [24].

С. Сравнительный анализ

  1. На встречах с докладчиками российские власти неоднократно ссылались на законодательство об иностранных агентах США, Израиля и Венгрии для сравнения с национальным законодательством. Не одобряя законы об иностранных агентах этих стран, которые не являются предметом настоящего заключения, Венецианская комиссия отмечает несколько их ключевых отличий от российского законодательства в данной области, подчёркивающих ряд основных недостатков российского законодательства.
  2. Что касается США, то, в частности, Закон о регистрации иностранных агентов (далее – FARA) требует, чтобы иностранный агент действовал «в интересах» иностранного принципала. Иностранный агент определяется как «любое лицо, которое действует в качестве агента, представителя, сотрудника или исполнителя… иностранного принципала» [25] и либо занимается политической деятельностью [26], действует в сфере связей с общественностью [27], собирает или распределяет денежные средства [28], либо представляет интересы иностранного юридического лица перед правительством США [29] в «интересах такого иностранного принципала». В свою очередь, российское законодательство в большинстве случаев не требует каких-либо конкретных доказательств того, что «иностранный агент» фактически действует в интересах конкретной иностранной организации. Только в отношении вновь введённой категории физических лиц – «иностранных агентов» российское законодательство устанавливает, что таковыми признаются лица, действующие «в интересах иностранного государства, его государственных органов, международной или иностранной организации, иностранных граждан или лиц без гражданства» [30].
  3. Законодательство Израиля об «иностранных агентах» не требует доказательств фактических агентских отношений в отличие от FARA в США. Однако в нём установлен минимальный порог для иностранного финансирования, влекущего специальные обязательства по отчётности и публичному раскрытию информации. Так, в Израиле только НКО, которые получают более половины своих средств от иностранных правительств или государственных учреждений, обязаны раскрывать этот факт в своих публичных отчётах, распространяемых материалах и при взаимодействии с государственными должностными лицами [31]. В российском же законодательстве такого минимального порога не существует. Более того, законодательство Израиля об иностранных агентах касается только финансирования от «иностранного политического образования», то есть иностранных государств или связанных с ними учреждений [32]. В отличие от российского законодательства получение пожертвований от физических лиц или частных организаций в законодательстве Израиля не является основанием для признания «иностранным агентом».
  4. Аналогичным образом венгерское законодательство об иностранных агентах устанавливает минимальный порог иностранного финансирования, при достижении которого организации обязаны регистрироваться как «организации, получающие поддержку из-за рубежа» и размещать соответствующее указание на принадлежащих им веб-сайтах, а также в любых печатных изданиях и других публикациях. Венецианская комиссия раскритиковала соответствующий венгерский закон в Заключении от 2017 года [33]. В апреле 2021 года правительство Венгрии представило законопроект об отмене данного закона [34], который был принят 18 мая 2021 года [35].
  5. На встречах с докладчиками российские власти также ссылались на аналогичный законопроект в Эстонии. Насколько известно Венецианской комиссии, Министерство юстиции Эстонии прекратило свою работу над этим законопроектом в 2018 году, после того как он стал достоянием общественности.

[…]


[1] Заключение Венецианской комиссии по Федеральному закону № 121-ФЗ о некоммерческих организациях («Закон об иностранных агентах»), Федеральным законам № 18-ФЗ и № 147-ФЗ и Федеральному закону № 190-ФЗ о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации («Закон о государственной измене»). Документ CDL-AD(2014)025. 27 июня 2014 года (далее – Заключение CDL-AD(2014)025). URL: https://www.venice.coe.int/webforms/documents/?pdf=CDL-AD(2014)025-e (дата обращения: 15.07.2021).

[2] Комитет по правам человека (далее – КПЧ). Заключительные замечания по седьмому периодическому докладу Российской Федерации. Документ ООН CCPR/C/RUS/CO/7. 28 апреля 2015 года. URL: https://undocs.org/ru/CCPR/C/RUS/CO/7 (дата обращения: 15.07.2021).

[3] Выступление в качестве третьей стороны Комиссара Совета Европы по правам человека. «Экозащита» и другие против России. Жалоба № 9988/13 и 48 других заявлений. Документ CommDH(2017)22. 5 июля 2017 года. URL: https://rm.coe.int/third-party-intervention-by-the-council-of-europe-commissioner-for-hum/1680731087 (дата обращения: 05.07.2021).

[4] См.: Министерство юстиции Российской Федерации. Реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. URL: http://unro.minjust.ru/NKOForeignAgent.aspx (дата обращения: 15.07.2021).

[5] См.: Министерство юстиции Российской Федерации. Реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента. URL: https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/ (дата обращения: 15.07.2021).

[6] Законопроект № 1052523-7 был внесён в ГД РФ 10 ноября 2020 года. Подробнее см.: URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1052523-7 (дата обращения: 15.07.2021). Законопроект был принят в качестве Федерального закона от 5 апреля 2021 года № 75-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон ‹О некоммерческих организациях›». URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202104050015 (дата обращения: 15.07.2021).

[7] Законопроект № 1057892-7 был внесён в ГД РФ 18 ноября 2020 года. Подробнее см.: URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1057892-7 (дата обращения: 15.07.2021). Законопроект был принят в качестве Федерального закона от 20 апреля 2021 года № 91-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 91-ФЗ). URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202104200045 (дата обращения: 15.07.2021).

[8] Законопроект № 1057914-7 был внесён в ГД РФ 18 ноября 2020 года. Подробнее см.: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1057914-7 (дата обращения: 15.07.2021). Законопроект был принят в качестве Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 481-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации, устанавливающие дополнительные меры противодействия угрозам национальной безопасности» (далее – Федеральный закон № 481-ФЗ). URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202012300001 (дата обращения: 15.07.2021).

[9] Законопроект № 1060950-7 был внесён в ГД РФ 23 ноября 2020 года. Подробнее см.: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1060950-7 (дата обращения: 15.07.2021). Законопроект был принят в качестве Федерального закона от 24 февраля 2021 года № 14-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202102240001 (дата обращения: 15.07.2021).

[10] Федеральный закон от 30 декабря 2020 года № 525-ФЗ «О внесении изменений в статью 330-1 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 525-ФЗ). URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202012300043 (дата обращения: 15.07.2021).

[11] Статья 2(1) Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – Закон о некоммерческих организациях) определяет некоммерческую организацию как «организацию, не имеющую основной целью своей деятельности получение прибыли и не распределяющую полученную прибыль между участниками».

[12] См.: Пункт 6 статьи 2 Закона о некоммерческих организациях, введённый Федеральным законом от 20 июля 2012 года № 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

[13] Статья 2(6) Закона о некоммерческих организациях гласит: «Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях».

[14] В 2014 году Конституционный Суд постановил, что для признания «выполняющей функции иностранного агента» некоммерческая организация должна участвовать в «политической деятельности… на территории Российской Федерации», то есть «независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях. …Их формы могут быть самыми разнообразными: помимо собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования политические акции могут выражаться в предвыборной агитации и агитации по вопросам референдума, в публичных обращениях к органам государственной власти, в распространении, в том числе с использованием современных информационных технологий, своих оценок принимаемых государственными органами решений и проводимой ими политики, а также в других действиях, исчерпывающее законодательное установление перечня которых невозможно». См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2014 года № 10-П (далее – Постановление № 10-П). Мотивировочная часть. стр. 38.

[15] Статья 2(6) Закона о некоммерческих организациях.

[16] См., например, публикацию «Агенты народа. Четыре года действия закона об ‹иностранных агентах› в России: последствия для общества» организации Amnesty International: Agents of the People. Four Years of “Foreign Agents” Law in Russia: Consequences for the Society. 2016. P. 9–13. URL: https://www.amnesty.org/download/Documents/EUR4651472016ENGLISH.PDF (дата обращения: 15.07.2021). См. также статью Юлии Горбуновой «Борьба с насилием в семье – опасная работа в России»: Gorbunova Yu. Combating Domestic Violence is Dangerous Work in Russia. 2020. URL: https://www.hrw.org/node/377424/printable/print (дата обращения: 15.07.2021).

[17] Приблизительно 5815 евро по состоянию на 18 июня 2021 года.

[18] Федеральный закон от 21 февраля 2014 года № 18-ФЗ «О внесении изменений в статью 32 Федерального закона ‹О некоммерческих организациях›». URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/38139 (дата обращения: 15.07.2021).

[19] Федеральный закон от 3 ноября 2015 года № 304-ФЗ «О внесении изменений в статьи 4.5 и 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Российской Федерации». URL: https://rg.ru/2015/11/06/fz304-dok.html (дата обращения: 15.07.2021).

[20] Федеральный закон от 25 ноября 2017 года № 327-ФЗ «О внесении изменений в статьи 10.4 и 15.3 Федерального закона ‹Об информации, информационных технологиях и о защите информации› и статью 6 Закона Российской Федерации ‹О средствах массовой информации›» (далее – Федеральный закон № 327-ФЗ). URL: https://rg.ru/2017/11/25/fz327-site-dok.html (дата обращения: 15.07.2021).

[21] Закон определяет СМИ, выполняющие функции иностранных агентов в России, как юридические лица, зарегистрированные за рубежом, или иностранные структуры без образования юридического лица, распространяющие печатные, аудиовизуальные и другие материалы и финансируемые из иностранных источников.

[22] Статья 2 Федерального закона № 327-ФЗ.

[23] Федеральный закон от 2 декабря 2019 года № 426-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации “О средствах массовой информации” и Федеральный закон “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”». URL: https://rg.ru/2019/12/04/smi-dok.html (дата обращения: 15.07.2021).

[24] См. статью 19.34.1. КоАП, введённую Федеральным законом от 16 декабря 2019 года № 443-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». URL: https://rg.ru/2019/12/19/codex-dok.html (дата обращения: 15.07.2021).

[25] Раздел 22 Кодекса США. § 611(c)(1).

[26] Там же. § 611(c)(1)(i).

[27] Там же. § 611(c)(1)(ii).

[28] Там же. § 611(c)(1)(iii).

[29] Там же. § 611(c)(1)(iv).

[30] Статья 5 Федерального закона № 481-ФЗ.

[31] В частности, организация, основная финансовая поддержка которой обеспечивалась иностранным политическим образованием, должна обнародовать эту информацию в своих публикациях и в любом заявлении государственному служащему или избранному представителю. Представитель такой организации при участии в заседании комитета Кнессета обязан сообщить председателю комитета о соответствующей характеристике представляемой организации. В Израиле любая ассоциация, годовой оборот которой превышает 300 тыс. шекелей, должна указать в своём финансовом отчёте, получала ли она пожертвование или пожертвования на сумму, превышающую в общей сложности 20 тыс. шекелей. В случае получения указанной суммы за счёт пожертвований ассоциация должна указать личность спонсора, полученную сумму и цель перевода денежных средств, а также любые связанные с этим условия или обязательства. Данная информация будет опубликована на официальном сайте Министерства юстиции Израиля и подлежит публикации на официальном сайте организации (при его наличии). При этом если пожертвование было сделано для специальной общественной кампании, эта информация должна быть обнародована при её проведении.

[32] «Иностранное политическое образование» определяется как иностранное государство, включая союз или организацию иностранных государств, орган, орган власти или представительство иностранных государств, Палестинскую администрацию и её органы.

[33] Заключение Венецианской комиссии по законопроекту о прозрачности организаций, получающих поддержку из-за рубежа. Документ CDL-AD(2017)015. 20 июня 2017 года. URL: https://www.venice.coe.int/webforms/documents/default.aspx?pdffile=CDL-AD(2017)015-e (дата обращения: 15.07.2021).

[34] Текст венгерского проекта Закона № T/15991 от 20 апреля 2021 года см.: URL: https://www.parlament.hu/irom41/15991/15991.pdf (дата обращения: 15.07.2021).

[35] Текст венгерского Закона XLIX от 2021 года о прозрачности неправительственных организаций, занимающихся деятельностью, которая может повлиять на общественную жизнь, см.: URL: https://njt.hu/jogszabaly/2021-49-00-00 (дата обращения: 15.07.2021). В соответствии с данным законом с 1 июля 2021 года в реестре общественных организаций не будут содержаться сведения о том, что общественная организация финансируется из-за рубежа. Любые соответствующие указания в реестре должны быть удалены, а все незавершённые процедуры – прекращены без применения каких-либо санкций. При этом было введено новое правило, предписывающее, что Государственное аудиторское управление, подчиняющееся парламенту, ежегодно должно готовить отчёт о гражданских организациях и фондах (за некоторыми исключениями: церкви, спортивные клубы и т. д.), если их годовой финансовый баланс составляет более 20 млн форинтов (примерно 56 тыс. евро). Правило применяется независимо от источника дохода.